m_d_n (m_d_n) wrote,
m_d_n
m_d_n

Categories:

Трагедия семьи Савельевых

Взято со страницы http://www.novayagazeta.ru/data/2007/29/21.html

Обстоятельства


Жена как объект враждебного поглощения


Семейная жизнь олигархов: история одного развода


фото автора
Марианна Савельева

Телефон зазвонил рано утром.

— Здравствуйте, — сказал расстроенный женский голос, — это Марианна Савельева. Никакой Марианны я не знала, а Савельевых на свете чуть меньше, чем Ивановых.

— Жена Владимира Савельева, группа компаний «Стилтекс».

Тут я с трудом припомнила. Был такой металлургический трейдер. Работал с НЛМК, когда там были Лисин и Черный; оттуда его ушли. Потом директор Орско-Халиловского меткомбината (НОСТА) попросил его и партнеров о защите, опасаясь поглощения со стороны несостоявшегося зятя. Зятя убили в подъезде, директора выкинули.

НОСТА поделили на троих: треть принадлежала Антону Малевскому, треть — Савельеву, треть — Андрееву, хозяину Автобанка. Малевский счел, что партнеры обносят его, Андреев предъявил те же претензии Савельеву. Андреев выкупил долю Малевского, получил контроль и вышиб Савельева с предприятия; Савельев продал ситуацию «Альфе». «Альфа» зашла на завод, а Савельева снова кинули. Мелкие будни российской металлургии, известные совсем уж любителям экзотики; это редко, когда человек ведет войны почти со всеми своими парнерами, да еще и все их проигрывает.

— Помогите мне вернуть моих детей! — прорыдала женщина в трубку.

Тут я чуть не повесила телефон. Санта-Барбарой я не занимаюсь; все-таки я экономический обозреватель, а не сочинитель мыльных опер. В семейной сваре редко разберешь, где правда, а где вранье. К тому же в такого рода конфликтах мое сочувствие почти всегда на стороне богатого простофили, который подцепил девицу у шеста или с помощью денег и клипмейкеров сделал из жены какую-нибудь Жасмин, а теперь хлебает.

— Они били меня на глазах детей! А потом они отвезли меня и мать в сумасшедший дом, а отца сунули в подвал!

Мир тесен, и навести справки было нетрудно; в тот же вечер я встретилась с Марианной. Признаться, еще до встречи глаза у меня вылезали на лоб. «Нечего удивляться, — заметил мне приятель, — это у него со всеми женщинами так». Добавлю: и с заводами тоже.

Охранники г-на Савельева и два санитара из психушки появились возле дома в пансионате «Бор», где жили его жена и трое детей, в Страстное воскресенье в половине четвертого утра. Приехали на нескольких джипах, как на захват завода. Залетели внутрь; отцу Марианны заломили руки и потащили в подвал. Марианну и ее мать валяли профессионально, так, чтобы не оставлять следов. Но следы все-таки остались.

Господин Савельев в это время сидел в «Хаммере» снаружи. Он ушел из семьи год назад. Я все пытаюсь понять, что он испытывал, слыша доносящиеся из дома дикие крики детей, на глазах которых избивали их мать. Мать ведь была привязана к детям, как курица — к цыплятам. Всех троих рожала в страшных муках. Обо всех троих заботилась до потери себя.

Когда машины с изъятыми женщинами проезжали через шлагбаум, обезумевшей от ужаса Марианне удалось опустить стекло. Она высунула в окно руку и ногу. «Помоги», — заорала она. «Я же говорил, колоть надо сучку!» — закричал санитар. Но охранник даже не пошевелился и открыл шлагбаум. В больнице их встретила заспанная медсестра.

— Что так долго? — спросила. — Мы ждали раньше.

Сердце Марианны упало. Всю жизнь она знала, что ее муж — очень большой человек. Он все время воевал с разными людьми, и перед тем, как расстаться, много летал в Лондон. «Он объяснял, что уже договорился с Сечиным и вот-вот станет на место Ходорковского», — простодушно говорит Марианна.

Марианна сидела в одной ночной рубашке в приемном покое и думала, что это конец. Она понимала, что человек, который договорился аж с Сечиным о «ЮКОСе», упрячет ее в психушку навсегда. Однако врач все не шел и не шел, а санитар угрюмо сидел рядом. Тоже думал о своем. Наконец он промолвил: «Теперь нас все равно уволят. Ладно, иди позвони».

И Марианна подошла к телефону и позвонила. А затем случилось чудо. Вышла заспанная врач.

— Что вы тараторите, — спросила она, — и откуда у вас синяки?

Марианна стала рассказывать. Врач сняла побои и уложила Марианну спать. Рано утром пришел глава отделения. Собрал консилиум. Консилиум заключил, что Марианна Савельева совершенно психически здорова.

После этого в больницу приехал сам Владимир Савельев. И чем пересказывать из третьих уст все, что он говорил, я сама позвонила Владимиру Савельеву. Любящий отец первым делом предложил прислать за мной машину куда угодно и приехать к нему домой: дети, что ли, не с ним?

— Это страшная трагедия, — сказал мне миллионер, — человек может кидаться бутылками. Может материться при детях. Там реальное сумасшествие. Я нашел все тексты, которые у нее в сумочке. Страшные тексты. Там сатанинские заклинания. Там по-настоящему страшная человеческая трагедия…

— Мало ли что заклинания, — хорошо поставленным тоном говорю я, как подсказал психолог, — вот если бы она с инопланетянами разговаривала…

— Она и разговаривала! Она мне рассказывала про голоса по ночам!

— Как же она рассказывала, если вы с ней год не общались?

— А она до этого рассказывала.

— И после этого вы оставили на год у сумасшедшей матери детей? — задаю я резонный вопрос.

— Я не оставил своих детей. Я о них заботился весь год.

Странная забота. У детей сумасшедшая мать, а отец взял и ушел.

— Я сразу хочу сказать, что я никому в обиду своих детей не дам, — продолжает Владимир Савельев. — А тем более когда ненормальная ситуация и у ее матери!

— То есть ее мать тоже сумасшедшая? (У пожилой матери случались приступы амнезии. Амнезия — не сумасшествие. Г-н Савельев может спросить это у любого врача.)

— Для меня — да!

— То есть они обе сумасшедшие?

— В моем понимании — да.

— Вы считали, что они обе сумасшедшие, и вы на год уехали и оставили им детей?

Так как господин Савельев не хочет объяснять, почему он ждал целый год, прежде чем отнять детей у такой страшной семьи, это сделаю я. Дело в том, что Марианна (как и подобает всякой страшной, подлой и коварной женщине, думающей только о деньгах мужа) слепо подписывала бумаги, которые давал ей супруг. В частности, доверенность его адвокату. И вот этот-то адвокат и обратился в суд с иском о разделе имущества.

В иске гражданка Савельева попросила от мужа в счет совместно нажитого давно подаренный ей «Лексус» да 268 тыс. руб. денег.

В ответном иске г-н Савельев указал, что у семьи есть и другое имущество: три квартирки в Москве, три незавершенных по документам дома, два земельных участка да квартира в «Бору». Суд великодушно постановил отдать «Лексус» Марианне, а в деньгах отказать; да еще отдать ей квартирку в «Бору». Вот об этом иске я и спрашиваю г-на Савельева.

— За этот год, — говорю, — от имени Марианны был подан иск.

— Она не помнит, что подавала иск? Юля, это сумасшедшие люди по-настоящему. Одержимые… Мне за две недели перед этим угрожали убить детей! Они хотят все!

— Это они говорили?

— Да!

— Но в иске, поданном от ее имени, получается, что она хотела только старый «Лексус». Если они хотят все, почему она подала иск, который все оставлял вам?

— Она прекрасно знала, что мы строили дом, — отвечает Владимир Савельев, — она прекрасно знала, что я ее мать спас от смерти! То же самое потом было с отцом!

— Извините, я задаю конкретный вопрос. Вы говорите, что они хотят все. Каким образом они подали иск, в котором хотели только старый «Лексус»?

— Жареные факты — они, конечно, замечательны, — отвечает миллионер.

На корпоративном жаргоне это называется «прививка» — когда рейдер от имени своего противника подает иск купленному судье и проигрывает его.

Об иске Марианна узнала так: одна из ее подруг увидела объявление о продаже ее квартиры. Подруга забила тревогу. Марианна наконец обратилась к адвокату. Но было уже поздно. Активы — «квартиры и дачи» — были выведены из ОАО «Семья», тыл был обеспечен, и 16 марта супруг инициировал новую часть операции: в отсутствие Марианны и ее представителей судья Литвиненко в Пресненском районном суде удовлетворил заявление врача-психиатра ПНД № 14 Куренкова В.П. о принудительном психиатрическом освидетельствовании Марианны Савельевой. Главврач Загиев, психиатр Куренков и психиатр Бочарникова заключили со слов г-на Савельева, что его супруга «ведет себя неадекватно в отношении мужа, детей и окружающих». Судя по приговору, ни суд, ни психиатры не поинтересовались у любящего мужа, откуда такие подробности о жене, с которой он год не жил.

Мы встречаемся с Марианной в тот же вечер. Это совершенно нормальная русоволосая женщина лет тридцати семи; мало улыбается, все время говорит о детях.

Она рассказывает мне, что было в психушке дальше. Как по-человечески отнеслись к ним врачи. Как муж привез «свидетелей» того, что она сумасшедшая. Учительницу из школы. Бывшую горничную. Как после 48 часов в больнице она оказалась на улице в том, в чем ее взяли, — в ночной рубашке. Как у них не оказалось ничего — денег, документов, одежды, потому что в дом, арендуемый мужем, их не пускают.

— За что это? — спрашивает Марианна. — Я там, в психушке, увидела сумасшедших женщин. И к ним приходят их мужья. Они и вправду сумасшедшие, а их любят. За что это?

Мы сидим вместе часов пять; как журналисту мне этого не надо, но я понимаю, что Марианне надо выговориться. И вдруг я понимаю, что за пять часов она ни разу не сказала мне о тряпках, шубах, квартирах. Она говорит только о детях. О том, как тяжело рожала Анечку. Как Мишенька из-за кесарева сечения родился с надорванным легким. Она рисует картинки легкого и объясняет все лучше врачей.

Ей больше не надо говорить: «Верните детей, больше мне ничего не нужно». Я и так вижу, что ей ничего не нужно, кроме детей.

Г-н Савельев тоже говорит о детях. Очень много. Особенно, когда ему нечего ответить на заданный вопрос.

— Не лезьте в эту историю! Пожалейте детей! — говорит Савельев. — Там самое настоящее сумасшествие. Самый настоящий сатанизм!

— Вы говорите — пожалейте детей. Но мать этих детей били на их глазах ваши охранники!

— Юля! Юля! Юля! (Как мне передать это «Юля», укоризненно-мудрое, всепрощающее...)

— Но когда их привезли в психушку, у них сняли побои.

— Это такой же цирк, как и все остальное.

— Но побои были зафиксированы. И вы сами говорите, что вы там были.

— Мои охранники не входили в дом. А что орали эти бесноватые, это надо слышать! Что они вытворяли с врачами! Они оказывали самое серьезное сопротивление. Это реально сумасшедшие люди!

— Если они напали на санитаров, почему в клинике им поставили диагноз, что они психически здоровы?

— Потому что мадам директор клиники — ее подруга. Но еще далеко не вечер.

Не знаю, как насчет психиатров Загиева, Куренкова и Бочарниковой. По-моему, надо быть очень странным психиатром, чтобы на основании таких заявлений поверить в сумасшествие жены. Кстати, это, видимо, новый способ лечить сумасшествие: выставить жену и старенькую тещу в ночнушках на улицу.

Г-н Савельев — очень предусмотрительный человек. Это очень тонко, к примеру, подать от имени жены иск о разделе имущества, а не о разводе. Потому что именно после такого иска еще действующий муж получает право упрятать жену в психушку.

И представляете, какой тщательный человек? Сначала он арендовал коттедж до 1 апреля, видимо, чтобы не тратиться (санитары впервые пришли 2 апреля), потом, когда 2-го все сорвалось, г-н Савельев продлил аренду до 22-го, и жена, вышвырнутая из дома в ночной рубашке, без документов, без копейки, не может зайти в этот дом. Я не могу не спросить г-на Савельева о причине такой сверхъестественной бережливости.

— А что, аренда имеет отношение к судьбе нашей семьи? — возмущается миллионер, — какая взаимосвязь между арендой и судьбой детей?

Признаться, я впервые вижу, чтобы операцию против собственной жены проводили как операцию по захвату завода. Проиграв все войны, уступив Лисину, Черному, Малевскому, Андрееву, «Альфе», глава группы компаний «Стилтекс» выиграл у собственной жены. У бывшей завмедсанчастью президентского санатория «Бор», которая прожила с ним десять лет, родила ему в муках троих детей и которая за пять часов нашего с ней разговора ни разу не помянула ни о тряпках, ни о деньгах, — только о детях.

Господина Савельева можно понять. Если нельзя победить «Альфу», очень хочется победить кого-то — хотя бы жену.

Но господин Савельев недаром проиграл все войны. Его всегда отличал именно этот — особый — вид предусмотрительности. Оплатить коттедж до 1 апреля, а не до мая. Озаботиться санитарами — но не врачами.

Просто забери он детей у тихой, вечно покорной жены — кто бы стал лезть в эту Санта-Барбару? Кто в своем уме ввяжется в частную разборку между мужем и женой? Но он поставил вопрос ребром. Либо г-жа Савельева — сумасшедшая. Тогда непонятно, почему супруг сразу не забрал у нее детей и потратил год, выводя активы из ОАО «Семья».

Либо г-жа Савельева — не сумасшедшая. Тогда Владимир Савельев — уголовный преступник; он виновен в похищении жены; в избиении ее охранниками и купленными санитарами; он виновен в подкупе горничных и учителей; в подкупе или обмане судьи Литвиненко, которая выдала заочно разрешение на недобровольное психиатрическое освидетельствование Марианны Савельевой; в подкупе или обмане главврача ПНД № 14 Загиева и психиатров Куренкова и Бочарниковой, которые с его слов заключили, что г-жа Савельева — сумасшедшая. Я привела вам, читатели, его слова. Можно ли с них сделать такое заключение?

Я полагаю, что план враждебного поглощения объекта под названием «жена» был прост и гениален. Если женщину, трепещущую от могущества мужа, курицу-наседку, у которой вся жизнь — в детях, выбросить из дома, отвезти в психушку, забрать у нее детей, то она действительно сойдет с ума. И мне смешно, когда миллионер, жонглирующий охранниками, судами и психиатрами, говорит, что год не виделся с детьми потому, что его не пускала жена в арендуемый им дом на территории пансионата, где все дрожит при одном его имени.

Частная жизнь и бизнес неразделимы. Почему Абрамович отдал жене половину, а Савельев выкинул жену на улицу в ночной рубашке? Потому же, почему Абрамович купил «Челси», а Савельев потерял НОСТА.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

23.04.2007

Tags: Любопытное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments