April 25th, 2009

Оля

Алалия


Взято со страницы http://www.proza.ru/2010/04/18/486

Из письма мамы ребёнка, не такого как все: "Февраль 1999 года
Тула — Новодмитровка

Если раньше я себя ощущала каким-то сумчатым существом — Ваню исключительно на себе все это время таскала, то теперь — еще и ужасно хвостатым. Ну никуда от него не оторвешься!
Одолели высоту дивана! Ванька научился самостоятельно забираться на диван, кресло и сползать с них.
Жажда самовыражения и самоутверждения невероятная. В ход идут подхалимские поцелуи, чаще всего он целует мои ноги (ползком к ним легче всего подобраться).
Сердце мое тает. И я уступаю его требованиям, его капризам. От постоянного общения с ним на «его» языке, от десятикратного (в течение дня) чтения одних и тех же сказок голова идет кругом и мои мыслительные способности притупляются.
Но слушает он эти сказки, затаив дыхание, и сколько удовольствия ему это доставляет, что не радоваться вместе с ним невозможно.
Четко стал выговаривать «да». Теперь наши диалоги напоминают игру в «да» и «нет». Во всяком случае, вместо утвердительного мычания (понимай, как хочешь) на свой вопрос я слышу более вразумительно-конкретное ; «да» или «нет».
С удовольствием слушает сказки, ползает за мной с книжками. Так как набор слов у него, как у Эллочки-людоедочки, то дополняется он системой очень выразительных жестов. Таким образом, он мне дает понять какую сказку «читать». Этот цирк надо видеть.
Все сказки у нас имеют определенное звуковое, словесное и жестовое обозначение.
«Баба и му» — это про бабушку и коровку Марту, «каба-каба» — «Колобок», «э-э-э» — обозначает сказку о козлике, «мяу» — про кисоньку и мельника. Если в глаз пальцем тычет — значит, читать надо про курочку, которой петушок орехом вышиб глазок; голову рукой приглаживает — про Красную шапочку (до той сцены, где появляется волк); руку показывает и стучит по ней пальчиком (иголкой) — про ежика.
Стук в дверь и слово «дядя» обозначает — пошли на массаж, «няня» — к Анечке, тетя и рычание — значит нужно идти к тете Наташе, у которой есть собачка Лесик.
Понять его можно. Когда появится что-нибудь членораздельное — не знаю.
Смущает то, что он требует частого повторения одного и того же. Это требование лишней порции внимания к себе? Или таким образом вслушивается в сочетания звуков, насыщается словами, сюжетом. Что ему это дает?
Жестами он выражает свои желания. Я его понимаю. Стимул для развития речи отсутствует."
Оля

Case Management

В дверь втиснулась фигура в бараньей шубе, валенках. Шапка находилась в  руках у фигуры.
- Чего же это вы, батюшка, так поздно? - солидно спросил я для очистки совести.
- Извините, гражданин доктор, - приятным, мягким голосом отозвалась фигура, - метель - чистое горе! Ну, задержались, что поделаешь, уж простите, пожалуйста!..
"Вежливый человек", - с удовольствием подумал я.<…>
- В чем дело? Снимите шубу. Откуда вы?
Шуба легла горой на стул.
- Лихорадка замучила, - ответил больной и скорбно глянул .
- Лихорадка? Ага! Вы из Дульцева?
- Так точно. Мельник.
- Ну, как же она вас мучает? Расскажите! - Каждый день, как двенадцать часов, голова начинает болеть, потом жар как пойдет... Часа два потреплет и отет болеть, потом жар как пойдет... Часа два потреплет и отпустит...
"Готов диагноз!" - победно звякнуло у меня в голове.
- А в остальные часы ничего?
- Ноги слабые...
- Ага... Расстегнитесь! Гм... так.
К концу осмотра больной меня очаровал. После бестолковых старушек, испуганных подростков, с ужасом шарахающихся от металлического шпаделя, после этой утренней штуки с белладонной на мельнике отдыхал мой университетский глаз.
Речь мелыиика была толкова. Кроме того, он оказался грамотным, и даже всякий жест его был пропитан уважением к науке, которую я считаю своей любимой, к медицине.
- Вот что, голубчик, - говорил я, постукивая по широчайшей теплой груди, - у вас малярия. Перемежающаяся лихорадка... У меня сейчас целая палата свободна. Очень советую ложиться ко мне. Мы вас как следует понаблюдаем. Начну вас лечить порошками, а если не поможет, мы вам впрыскивания сделаем. Добьемся успеха. А? Ложитесь?..
- Покорнейше вас благодарю! - очень вежливо ответил мельник. - Наслышаны об вас. Все довольны. Говорят, так помогаете... и на впрыскивания согласен, лишь бы поправиться.
"Нет, это поистине светлый луч во тьме!" - подумал я и сел писать за стол. Чувство у меня при этом было настолько приятное, будто не посторонний мельник, а родной брат приехал ко мне погостить в больницу.
<...>
- Марья сейчас прибежала, Пелагея Ивановна велела, чтоб вас сейчас же позвать.
- Что такое? - Мельник, говорит, во второй палате помирает.
- Что-о?! Помирает? Как это так помирает?!
Босые мои ноги мгновенно ощутили прохладный пол, не попадая в туфли. Я ломал спички и долго тыкал и горелку, пока она не зажглась синеватым огоньком. На часах было ровно шесть.
"Что такое?.. Что такое? да неужели же не малярия?! Что же с ним такое?
пульс прекрасный..."
Не позже чем через пять минут я, в надетых наизнанку носках, в незастегнутом пиджаке, взъерошенный, в валенках, проскочил через двор, еще совершенно темный, и вбежал во вторую палату.
На раскрытой постели, рядом со скомканной простыней, в одном больничном белье сидел мельник. Его освещала маленькая керосовая лампочка. Рыжая его борода была взъерошена, а глаза мне показались черными и огромными. Он покачивался, как пьяный. С ужасом осматривался, тяжело дышал...  Сиделка Марья, открыв рот, смотрела на его темно-багровое лицо. Пелагея Ивановна, в криво надетом халате, простоволосая, метнулась навстречу мне.
- Доктор! - воскликнула она хрипловатым голосом. Клянусь вам, я не виновата. Кто же мог ожидать? Вы же сами черкнули - интеллигентный...
- В чем дело?!
Пелагея Ивановна всплеснула руками и молвила: - Вообразите, доктор! Он все десять порошков хинину съел сразу! В полночь.

М.А. Булгаков «Записки юного врача»
1925-1926
Оля

С благодарностью

Скажу о работе частного психотерапевта своими словами:

Теория про столик, скатерть, блюдечко, кружевную салфеточку, чашечку и чай:

Столиков вокруг бесчисленное количество. Дружите с соседними столиками. Знайте, какой вы столик. Умейте дать простой ответ на вопрос, зачем клиенту усаживаться за ваш столик.

На вашем столике должна быть чистая накрахмаленная скатерть. Никогда не начинайте приём, если вы приболели, не выспались, голодны, устали. Вы должны быть в прекрасной физической форме. Скатерть должна быть приятной на ощупь. Чтобы хорошо делать своё дело, психотерапевту нужен рабочий гардероб, хорошая обувь, парфюм и состояние приятной расслабленности после хорошего секса.

Блюдечко. На вашем столике может поместиться десять-двадцать блюдечек. В рабочую неделю вы можете дать десять-двадцать полноценных терапевтических или диагностических приёмов. Если расставлять блюдечки на столике в строгом порядке, их поместится больше. Различайте блюдечки с голубой каёмочкой от блюдечек с золотой каёмочкой - не ставьте первичный приём в середину рабочего дня. Вам может потребоваться дополнительное время, и часть блюдечек может оказаться на полу. Блюдечки создания нежные, им это противопоказано.

Кладите на блюдечко кружевную салфеточку. Это мелочь, бумажная одноразовая вещица. Выключайте сотовый телефон, когда ведёте приём. Всегда.

Для танго нужны двое. Для чаепития нужны и чай, и чашечка. Знайте, с какой чашечкой вам приходится иметь дело.
(характер клиента, клиническая картина или трудная жизненная ситуация клиента)

Знайте, какой чай вы предлагаете.
(СВТ, краткосрочная или долгосрочная терапия, практические рекомендации по case-management, обратная связь по результатам психодиагностики, психодиагностика, гипноз, психодрама, гештальт-терапия, экзистенциальная терапия)

Желаю приятного чаепития.

С уважением,
доктор Бермант-Полякова