November 3rd, 2015

Оля

Что безопасная, что небезопасная привязанность, всё едино; главное - думающая мать

Итальянские исследователи задались вопросом, правда ли, что у рефлексирующей матери с безопасной привязанностью дети младшего школьного возраста имеют более развитый внутриличностный и межличностный интеллект?

Исследование изучало влияние материнской рефлексивности и безопасной привязанности на детскую ментализацию (так называется способность рассуждать о психических процессах внутри себя и в отношениях между людьми). Взяли 41 пару мать - ребёнок младшего школьного возраста, опросили мам с помощью опросника привязанности для взрослых и по шкале рефлексивности. Детскую ментализацию оценивали в структурированном интервью и на основании самоотчётов из автобиографического интервью в тех местах, где дети рассуждали о своих умонастроениях. Отношение между материнской рефлексивностью и детской ментализацией проанализировали и умонастроения оценили как позитивные, негативные и смешанно-амбивалентные. Детская ментализация позитивно коррелировала с материнской рефлексивностью, особенно с материнской способностью ментализировать (рассуждат на тему) негативных и смешанно-амбивалентных состояний. Не было выявлено значимых в различий в детской ментализации в связи с безопасной или небезопасной привязанностью матери.

Are maternal reflective functioning and attachment security associated with preadolescent mentalization?

Front Psychol

Front Psychol 2015 4;6:1134. Epub 2015 Aug 4.
Anna Maria Rosso, Paola Viterbori, Alda M Scopesi
Department of Education, Unit of Psychology, University of Genoa Genoa, Italy.

This study investigated the impact of maternal reflective functioning (RF) and attachment security on children's mentalization. The Adult Attachment Interview (AAI) was administered to mothers in a sample of 41 mother-preadolescent dyads. AAI transcripts were rated in terms of the Berkeley AAI System (Main and Goldwyn, 1998) and the Reflective Functioning Scale (RFS; Fonagy et al.
, 1998). Preadolescent mentalization was assessed using a semi-structured interview adapted from O'Connor and Hirsch (1999) and also by analyzing mental-state talk produced during an autobiographical interview. Relationships between maternal RF and children's mentalization were analyzed, with consideration given to the different RFS markers and references to positive, negative, and mixed-ambivalent mental states. Children's mentalization was positively correlated with the mother's RF, particularly the mother's ability to mentalize negative or mixed-ambivalent mental states. No significant differences in mentalization were observed between children of secure and insecure mothers.


The Adult Attachment Interview (AAI) в переводе на русский есть здесь
МоёМесто.ru
Американская классификация привязанностей у взрослых (96 Kb)
Оля

Москва... как много в этом звуке / Для сердца русского слилось!

Становлюсь сентиментальной. Побывала в Москве, встретила удивительно тёплый и радушный приём, растрогалась, разнежилась, рассиропилась, "просто дети стали старше" и всё такое.

IMG_28102015_210602.jpg

Повидалась с племянницей Олечкой, которая поступила в http://www.rea.ru/ в магистратуру на International_business, общалась за обедами - ужинами с замечательными людьми. Словом, хочется сделать что-нибудь хорошее и за рубли, чтобы только для России.

Подумала, и решила 8 ноября, в воскресенье, открыть "окно возможностей" купить самую откровенную свою книгу, "Молочные реки, кисейные берега". Поскольку в пересчёте на нынешний курс её цена (которая час моего приёма в Израиле, 600 шекелей) составляет баснословные 9 тысяч рублей, каждому, кто захочет купить эту книгу в течение 8 ноября по московскому времени, я продам её за 64 шекеля, то есть за 1000 рублей.

А тем, у кого нет тысячи рублей, предоставлю возможность прочесть три отрывка, - перепубликую их здесь из разных подзамочных мест, где раньше давала отрывки.
Оля

Истории из жизни психологов

В продолжение http://m-d-n.livejournal.com/683622.html

А тем, у кого нет тысячи рублей, предоставлю возможность прочесть три отрывка, - перепубликую их здесь из разных подзамочных мест, где раньше давала отрывки.

© О.В. Бермант-Полякова, 2009
Молочные реки, кисейные берега. Из жизни психологов. Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные

Кисейные берега, - ироничное название для кисейных барышень, которые пришли в профессию. Молочные реки, кисельные берега - это мечта о процветающей частной практике, которая возникнет без труда молодого специалиста, сама собой.

1/12 Ваши намерения
2/12 Ваш старт
3/12 Ваши первые действия
4/12 Ваши трудности
5/12 Ваши активы
6/12 Ваш техосмотр
7/12 Ваш успех
8/12 Ваши решения
9/12 Ваши конкуренты
10/12 Как продавать
11/12 Как работать
12/12 Как отдыхать

Однажды на Одноклассниках мне написали в личную почту: «Ольга Викторовна, можно задать вам вопрос личного характера? У вас были моменты отчаяния и ощущения, что дело не идёт, когда вы раскручивали себя, как психотерапевта?», на что я ответила: «Моменты отчаяния у меня были, когда дочка умирала в реанимации. В работе нужно знать, как решать задачи, которые перед вами стоят, а не отчаиваться.»

Вы думаете, в ответ я услышала вопрос «Какие задачи приходится решать в первые (дни, недели, месяцы, годы) самостоятельной работы?» Как бы не так. За две недели общения с психологами / начинающими психотерапевтами там же на форуме НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК на задал мне ни одного ориентирующего или проясняющего вопроса. В конце концов я сформулировала сама: «Как из 2-3 клиентов сделать 10-12 клиентов?» и сама же на свой вопрос ответила.

Обобщая опыт пяти бесед на сайте, могу сказать, что начинающие психологи:

(1) руководствуются фантазиями о работе психотерапевта, а не реалистичными представлениями,
(2) думают «психология это моё призвание», «в профессии я могу личностно развиваться», вместо «психологией я зарабатываю деньги»,
(3) понятия не имеют, на каком этапе находится их частная практика, какие задачи решаются на данном этапе и как те же самые задачи разрешили их коллеги,
(4) сосредоточены на вопросе о месте работы (где работать), вместо вопросов о людях (с кем работать и каковы потребности клиентов, которые психолог может удовлетворить, заработав на этом хорошие деньги),
(5) продавать себя не умеют и, самое парадоксальное, не хотят (!),
(6) проявляют поражающую воображение изобретательность, иллюстрируя всё новыми и новыми примерами тезис «на соседской лужайке трава всегда зеленее», а у коллег клиенты богаче, обращений больше, щи гуще и каша жирнее, вместо того, чтобы формулировать проясняющие вопросы, и наконец,
(7) многих нужных для структурирования частной практики вещей (контакт-лист, тайминг и прочее) не знают, ибо в университете organizing не преподают.
[Spoiler (click to open)]
Сразу скажу, что contracting, - договор с супервизором сроком на год, в объёме десяти-двенадцати встреч, - имеет к тому, о чём я буду писать, лишь косвенное отношение. На супервизии раскрываются глубинные, в том числе и судьбоаналитические аспекты происходящего, обсуждаются разные, от диагностических, до технических, проблемы в отношениях с клиентами, и среди прочего разбираются вопросы о том, где, чем, как и у кого этих клиентов брать, собственно. По контрасту с академизмом предыдущего семестра, когда мы занимались ISTA, вы будете читать в выпусках story telling, ибо сторителлинг, ЧТОБ ВЫ БЫЛИ ЗДОРОВЫ, первое умение, которым должен владеть психолог фри-лансер.

Пиар вам никто лучше вас не сделает, мечты о продюсере, который «раскрутит» вас, и об антрепренере, который «подгонит вам клиентуру», а вы с ним поделитесь, оставьте студентам первого курса, которые начинают путь в профессию. Вы уже в профессии. Разницу между самораскрытием и самопредъявлением (управлением впечатлением) уже знаете, как рекламировать свои услуги, уже представляете, на каких сильных сторонах выстраивать свою имиджевую рекламу, уже определили, опыта мало, а оборотные средства часто недостаточны, и нет уверенности, какой именно носитель выбрать, чтобы донести информацию до клиента, - вот уровень, которого я от вас ожидаю, когда начинаю летний цикл сторителлинг-выпусков.

Сторителлинг (story telling - от англ. рассказывание истории) - это способ передачи информации, знаний и ценностей компании через истории, подробные рассказы и образы, которые обращены на эмоции и образное мышление. Как правило, рассказываемая история несет в себе «мораль», демонстрирует на примере, как надо и как не надо поступать. Основоположником «сторителлинга» в его нынешнем понимании считается Дэвид Армстронг, изложивший эту концепцию в книге "Managing by Storying Around".

Хорошая история подобна сценарию, в ней есть драматургия. Сначала вступление, то есть описание ситуации и предыстория событий. Далее, основная часть - рассказ о том, что было предпринято для решения проблемы. И в заключение - несколько слов о том, чем все закончилось. В истории действует персонаж, в жизни персонажа происходят изменения, обстоятельства действия узнаваемы, и наконец, события всегда конкретны и легко представимы.

Выписывайте определение, приведённое выше, на карточку, я убедилась, что вам такие банальные вещи нужно писать прямым текстом. Заведите коробку, выписывайте вопросы, факты, наблюдения, определения, всё, что вы считаете важным для вашего дела, на карточки и храните в этой коробке. В минуты хандры открывайте коробку и перечитывайте выписки. Или вы сами мотивируете себя на работу, или не работайте фри-ланс, пусть вас мотивирует на труд ваше начальство. Если вы скажете мне, что всегда веселы, как жизнерадостный рахит и минут хандры у вас нет, я улыбнусь психоаналитически нейтральной четверть-улыбкой, - меня выдрессировали на такие вещи, - и комментировать заявление не стану. Настанет время, найдёте силы, сами признаетесь, что минуты хандры у вас есть, я подожду.

«Опытный клиницист исследует свой ход мысли, постоянно отделяя занние от источника знания и контекста, в котором оно было сформировано». Автоцитата. Опытный фри-лансер думает о том, что делает, и каждый месяц проводит check-up, подводя промежуточные итоги работы по критериям, которые определены заранее. Критерии эти я вам обязательно расскажу, но прежде позвольте обрисовать контекст, в котором сформировано знание, которым я буду делиться в летних выпусках (об этом Введение), а затем уже рассказать историю «Маша»:

© О.В. Бермант-Полякова, 2009
Молочные реки, кисейные берега. Из жизни психологов. Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные

Введение

Психологов у нас в городке на 60,000 населения (что сравнимо с жилмассивом крупного города, я думаю) больше полусотни, из них пятеро мужчин и сорок пять женщин. «Как собак нерезаных», - сказали бы в России, только в нашем городе нет бродячих собак или кошек, только лисы, - они прибегают иногда на окраины из заповедного леса, что за городом, подхарчиться. Поэтому правильнее будет сказать, что психологов у нас, как соек в парках, немеряно.

Все мужчины, - офицеры-отставники, служили психологами в армии, а сейчас работают на потоке пациентов из Министерства обороны, часть в диагностическом центре, часть в центре семейной терапии. В диагностическом центре сидит «на тестах» бывший главный психолог службы отбора в элитные военно-воздушные части, - это называется «симуляция отборочного экзамена» для тех, кто мечтает служить в армии лётчиком. Поскольку коттеджный городок у нас полувоенный, где к востоку – генеральский жилищный кооператив, к западу районы кадровых офицеров попроще, к северу все подряд, к югу нью-йоркские биржевые брокеры, зализывающие раны финансового кризиса на исторической родине в новообретённых коттеджах, - желающие пройти армейские тесты «у самого имярек» всегда есть. Да он и правда собаку на этом деле съел и наверняка знает, пройдёт кандидат отбор или нет.

Русский психиатр, который принимает у нас в Модиине, иногда снимает у «семейщиков» в клинике кабинет на почасовку. Я предпочитаю иметь дело с семейной парой физиотерапевтов и брать кабинет на почасовку у них в клинике, - у «семейщиков» секретариат ведёт баба, с которой у нас взаимная непереносимость. Мысль, что 99% вопросов можно решить по телефону или факсу, не задерживается в её голове, и не говорите, что я не пыталась. Она не умеет оформлять платёжные документы СРАЗУ в присутствии клиента, я не умею держать в уме, что два месяца назад мы что-то там НЕДО-оформили, созваниваться три раза, чтобы наконец договориться «подъехать и посмотреть» (!) и в итоге звонить её шефу, чтобы, наконец, оформить. Шеф живёт на соседней с моей улице. Сменить её нельзя, - это сестра сослуживца одного из учредителей центра, она когда-то тоже служила и никогда не путает, кто какой кофе пьёт. Надо отдать ей должное, она СРАЗУ запомнила, что я «русия» (ударение на последнем слоге) и пью на встрече не кофе, а чай. Как вы уже поняли, сотрудничать нам всё равно приходится, - потому что в армии «семейщики» получили однобокий профессиональный опыт и время от времени, когда их доводят до ручки психопаты, они зовут меня посупервизировать им «проблемс», а психопаты, возьмусь утверждать, моя судьбоаналитическая специализация.

Физиотерапевт с женой такие же фри-лансеры, как и я. Почасовка у них нужна мне для приёма пациентов, которых я не хочу приглашать в свою клинику - и back-office и front-office это половина дома, где я живу – а дело делать надо, экспертизы по общественной опасности убийц и насильников, сексуальным отклонениям извращенцев и клевета экс-жён на экс-мужей про растление детей, - часть моей работы как психодиагноста. Если вы работаете с частной клиентурой, вы всеядны, и другого выбора, кроме как разделять во времени и пространстве два-три потока, я не вижу: туристы из России на second opinion, подэкспертные, лондонский менеджмент, секс-меньшинства и средний класс с проблемами детей и супружеских отношений плохо представимы в одной приёмной...

После бракоразводного процесса я предпочитаю вкладывать деньги не в пассивы, а в активы, езжу по делам не на серебристой Volvo, как раньше, а на такси, за что меня справедливо называют «эксцентричная русская». Из женщин-психологов работают как я, то есть имеют нагрузку в десять-пятнадцать пациентов и больше, ПЯТЕРО. Остальные трудятся неполный день на госслужбе за символическую плату, воспитывают детей, руководят филиппинкой-домработницей и встречаются за завтраком на террасе у бассейна в «генеральском» фитнес-центре.

В группе «Альянс психологов» на Одноклассниках мне не раз и не два приходилось слышать, что в Израиле больше платёжеспособных клиентов, более популярно обращение к психологу, «трава зеленее» и так далее. По мнению модиинских коллег, моя частная практика выглядит, как типичная соседская трава потому, что у меня есть русский язык. Русскоговорящих в Израиле миллион из пяти миллионов еврейского населения (есть ещё и арабское, и бедуинское), а практикующих психологов для взрослых, говорящих по-русски, - Ясская в Хайфе, Добрович в Бат-Яме, Черниховская в Иерусалиме и Бермант-Полякова в Модиине, потому мы и процветаем (Сразу скажу, что лично мне известы триста русскоговорящих пси-профи, и большинство ведут частно в лучшем случае двух-трёх пациентов, работая неполный день на госслужбе). Везде одно и то же, и у вас, и у нас, ни язык, ни страна не являются определяющими, уясните это наконец. В пустыне среди барханов психологу, наверное, сложно заработать, а в городе, среди людей, каждый, кто хочет работать, работает. Теперь мораль.

Мораль. Работа – то, что приносит деньги в дом. Хобби – то, что уносит деньги из дома. Скажите, положа руку на сердце, психология для вас работа или хобби?

Если вы ответили «работа»: довольны ли вы тем, сколько зарабатываете?
Если вы ответили «хобби»: позволено ли вашему мужу и детям тратить на свои хобби столько же денег, сколько вы тратите на психологию?

Бермант-Полякова О.В.

«Проблемы начинающих путь в профессии»
Из жизни психологов, что пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные.

Из главы 1/12

«Маша»

Маша (имя изменено) – психолог и живёт со мной в одном городе. Она отучилась пять лет в университете, потом прошла специализацию по возрастной психологии (три года), педагогической (два года), клинической (два года), юнгианской терапии (два года), семейной терапии (два года) и сейчас проходит обучение на групп-аналитика (третий год). Муж Маши занимается бизнесом и, когда Маша захотела открыть в городе свой психологический центр, жену поддержал.

Два месяца Маша вместе с агентом по недвижимости подбирала помещение, потом, когда был заключён договор (600 долл в месяц аренда плюс 200 долл мунициального налога), обживала четырёхкомнатную квартиру. Кое-что дали друзья, кое-что принесли из дома, словом, на приёмную и один кабинет хватило, а две других комнаты стояли пустыми, и Маша дала объявление в местной газете: «Ищу партнёров в клинику».

Первой откликнулась Наташа, косметолог. Она тоже была новичком и не имела своей клиентуры. Маше не понравилась её профессия, и партнёрство не сложилось. Вторым позвонил Костя, гомеопат с потоком на тридцать приёмов в неделю, он искал помещение, где уже сидит секретарь. Гомеопат был Маше симпатичнее косметолога, и она пригласила Костю переговоры. Узнав, что секретарша не предусмотрена, Костя не стал расстраиваться и спросил, может ли Маша отвечать на звонки, тем более что своих клиентов у неё был хорошо если один в неделю. Маша сочла его хамом и продолжать переговоры не стала. Семейный психотерапевт Катя не собиралась меблировать пустующие комнаты в Машиной клинике и предложила Маше купить мебель самой. Следующую дюжину позвольте пропустить, они все были отвергнуты по разным причинам.

Поиск партнёров через газету, обсуждение планов с подругами и переговоры отнимали у Маши львиную долю рабочего времени. Когда арендная плата за пустующую квариртиру перевалила за 8 тыс долларов, тот, кто проплачивал всё это удовольствие, - муж, - заинтересовался происходящим. В таком заинтересованном состоянии он вынул из кармана следующие 4 тыс долларов, положив в карман 500 долларов за терапию одного клиента и 1000 долларов за одну экспертизу, которую сделала Маша за это время, сидя в клинике.

Маша арендовала помещение на улице Сияния, 46, а уже знакомая вам семейная пара физиотерапевтов сдавала на почасовку этаж, поделенный на кабинеты, в своём трёхэтажном коттедже на улице Сияния, 48. Поскольку мораль, - в работе фри-ланс многое решают личные отношения, - вы наверняка уже извлекли из введения, не стану подробно останавливаться на этом моменте.

Муж решил такие личные отношения с соседями завязать. Мне неизвестны подробности разговора между Физиотерапевтом и Мужем, известна суть: первый предложил второму снимать Маше его помещение за стандартные 10 долларов в час, и привёл как пример «чистой публики» меня, психолога-почасовика. Муж зашёл взглянуть на помещение, увидел на стойке визитные карточки, взял себе и вечером мне позвонил, - чтобы предложить перейти от физиотерапевта в клинику к Маше.

Мораль: в делах ставьте во главу угла собственные интересы.

Мораль: предлагайте свои услуги каждому потенциальному клиенту.

Напоминаю про карточки в коробке: выписывайте, выписывайте.

Я договорилась пообедать с Машей и её мужем перед работой в ресторане по улице Сияния, 24. Мы рассказали друг другу, где каждая училась, что умеет делать хорошо и что любит делать, я выслушала Машин увлечённый рассказ о поиске партнёров и сделала вывод о том, что она ищет родню, с которой собирается жить долго и счастливо в клинике, оплачиваемой за счёт другого бизнеса. Было неясно, как долго останется затуманенным разум её мужа, то есть перспективы этого безнадёжного дела. Маше я прямо сказала, что клинику начинать надо не со стен, а с перенаправления на неё потока клиентуры, а работать пока можно и в одной из комнат её 8-комнатного коттеджа, и что в псевдо-семейных отношениях с ней я не заинтересована.

То, что муж позвонил на следующий день и захотел обсудить проблемы Машиной клиники в разговоре по телефону на правах «знакомого», НАХАЛЯВУ, вы, я думаю, уже догадались. Из вчерашних разговоров за обедом я поняла, что у супругов один сын и все попытки родить ещё детей заканчивались неудачно, собственно после выкидышей Маша и уходила из специализации в специализацию, и мужским чувством вины за то, что он «не может дать ей ещё одного ребёнка», финансируется вся авантюра с собственной клиникой Маши. Здесь уместна мораль:

Мораль: не связывайся с партнёром, у которого проблем больше, чем у тебя.

Будь муж Маши клиентом А-класса (об этом в следующих выпусках), я бы с ним нахаляву обязательно побеседовала. Ибо столь ценные кадры не каждый день встречаются. Однако муж Маши ни словом не упоминал о других людях, которые делают что-то полезное для других людей, и на клиента А-класса с самого начала не тянул, поэтому я перевела общение с ним в сугубо деловой формат и озвучила цену за консультацию.

Вопрос: каким, по-вашему, был следующий поступок мужа?

Если вы ответили «Он позвонил ещё раз под другим предлогом», - тех, кто звонит и не платит, я называю клиентами класса С.
Если вы ответили «Он пришёл на платную консультацию», - тех, кто приходит и платит, я называю клиентами класса В.
Если вы ответили «Он пригласил меня пообедать с ним без Маши», - несвободных собственников бизнеса, которые хотят перевести отношения из профессионального в личный план, предлагая вам выступить в амплуа «психологической жены», а потом и любовницы, нужно сразу ставить на место.
Просите за ваши консультации 3-5% акций его фирмы, - и обещайте, что будете разговаривать с ним по телефону когда он хочет и сколько он хочет, как соучредители бизнеса. Обычно такое заявление действует на собеседника отрезвляюще.
Как супервизор скажу вам, что покровительство несвободного мужчины, секс с ним, не говоря уже про роман, это эдипальная динамика, которая принесёт в вашу жизнь эмоциональные проблемы. Стоит ли овчинка выделки, а продажа независимости – полученного соучредительства, решать вам.
Оля

Истории из жизни психологов

В продолжение http://m-d-n.livejournal.com/683622.html

А тем, у кого нет тысячи рублей, предоставлю возможность прочесть три отрывка, - перепубликую их здесь из разных подзамочных мест, где раньше давала отрывки.

© О.В. Бермант-Полякова, 2009
Молочные реки, кисейные берега. Из жизни психологов. Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные

Кисейные берега, - ироничное название для кисейных барышень, которые пришли в профессию. Молочные реки, кисельные берега - это мечта о процветающей частной практике, которая возникнет без труда молодого специалиста, сама собой.

1/12 Ваши намерения
2/12 Ваш старт
3/12 Ваши первые действия
4/12 Ваши трудности
5/12 Ваши активы
6/12 Ваш техосмотр
7/12 Ваш успех
8/12 Ваши решения
9/12 Ваши конкуренты
10/12 Как продавать
11/12 Как работать
12/12 Как отдыхать

© О.В. Бермант-Полякова, 2009

Из главы 5/12 Ваши активы

"Стелла"
[Spoiler (click to open)]
Стелла (имя изменено) работает психологом и мечтает об интересных клиентах, таких, о которых пишут в психотерапевтических книгах. Интересные клиенты рассказывают сны, которые психолог разгадывает и после этого клиент выздоравливает.

Её мама в пятьдесят лет заболела дегенеративным заболеванием мозга, и Стелла много времени провела взаперти, наедине с больным человеком. Она хранила письмо, написанное ей лечащим врачом, женщиной, которая принимала участие в судьбе девушки:

"Здравствуйте, Стелла!
Это будет грустное письмо, потому что обнадёжить Вас мне, увы, нечем. В последнем психологическом заключении общение с NN названо "непродуктивным" и указано, что пациентка смогла назвать только своё имя. Боюсь, что уровнь психического развития Вашей мамы пересёк отметку 2-хлетнего ребёнка и стремится к полутора годам-году.
Болезнь, которая поразила её мозг, называется болезнь Пика, но она хорошо известна врачам, просто раньше её называли "впал в детство". Это означает, что все приобретения, который сделал ребёнок: научился узнавать близких, ходить, говорить, одеваться-раздеваться, читать, делать покупки в магазине, всё, чему научился в школе - так вот, все эти приобретения он возвращает миру, отдаёт от себя. Сначала отдаёт школьные знания, потом умение обращаться с деньгами и делать покупки в магазине, затем читать, обслуживать себя, потом - говорить, ходить, узнавать близких. Как будто кто-то сматывает обратно однажды раскрученную ленту, приравнивая конец жизни к её началу.
Однажды мне довелось услышать: "Тяжело. Но говорю себе каждый раз: это мой родной человек. Мой родной человек, который, когда я была в невменяемом младенчестве, любил меня и обожал, менял пеленки, отмывал меня, вытирал слюни с соплями и слушал издаваемые мной мя и му. И при этом все равно - любил и обожал. За то что я есть. А мне - мне теперь остается самое легкое - любить в ответ! И это здорово, когда ты любишь в ответ, любишь с благодарностью. Больной человек чувствует это - и ему легче". Это правда.
В предстоящий вам год общение с NN будет уходом за маленьким ребёнком, - потому что откликаться она будет как дитя, которое по недоразумению оказалось во взрослом теле. Как молодой маме нужна помощь близких, потому что заботы о младенце поглощают всё её время, так и Вам потребуется помощь. Одной выхаживать больных, которые впадают в детство, очень трудно. Бывает, приступают минуты отчаяния и опускаются руки.
Верующие христиане молят Бога о даровании блаженной кончины, спокойной и утешительной, просят Всевышнего придать сил, укрепить терпение и смирение. Скажите мне, о чём просить Бога за Вас, я передам просьбу знакомой, она помолится в Храме Гроба Господня в Иерусалиме.

С уважением,"

Эта врач присылала Стелле родственников больных, которых лечила в психоневрологическом диспансере, примерно одного нового пациента в неделю. Жила Стелла в своей квартире, заработка ей хватало. Мы познакомились, когда шёл пятый год её практики, - мои мама и папа переехали в квартиру на одной площадке с ней.

Думать одно, говорить другое, а делать третье умеет каждый, но у Стеллы к бытию в нежелаемом был исключительный талант. Она легко находила общий язык с родственниками больных, и не хотела со своей клиентурой работать. Она мечтала об интересных клиентах с богатой духовной жизнью, и отказывалась идти с теми из клиентов, кто уже ей доверял, дальше стресс-менеджмента и психопрофилактики. Наконец, она была свободна, молода, красива, - и каждый вечер засыпала в постели одна.

Самым интересным было наблюдать за абсурдными отношениями, которые складывались у Стеллы с её Подругой. Сыну Подруги ничего не стоило спросить:
- Можно поиграть на вашем компьютере?
И, не дождавшись ответа, отправиться играть.
При этом Стелла произносила в воздух слова:
- Нужно спросить твою маму!
А ребёнок уже из компьютерной комнаты Стеллы кричал:
- Я спрашивал, она разрешила!
Подруга пожимала плечом.

Или ребёнок подходил к своей маме и спрашивал:
- Можно мне съесть конфету?
- А где ты её возьмёшь? – не понимала Подруга.
- Мне тётя Стелла даст.
- А она тебе предлагала?
Ответом было уверенное "Да" на глазах растерянной Стеллы, а мальчик тем временем переходил к действиям и изымал шоколадные конфеты из её вазы. Ребёнка наказывали за враньё, но ситуация не менялась.

Подруга жила в том же подъезде и была в разводе уже третий год. Стелла уверена, что все проблемы у мальчика из-за того, что свекровь и папа не стеснялись поднимать свой авторитет за счёт мамы: "Она плохая, злая эта мама, обижает мальчика. Иди я пожалею". На момент их сближения Подруге было двадцать шесть лет, столько было Стелле, когда заболела её мама. Стелла видит в ней неглупую, но только сейчас "формирующуюся как личность" женщину. Она не уверена, что они вообще сошлись бы, если бы не жили в одном подъезде и если бы не её "дурная потребность кого-то опекать", из чего читатель делает справедливый вывод, что проблески здравого смысла у Стеллы случаются и она не безнадёжна.
Стелла научила Подругу шить, поддержала, когда она разводилась с отцом мальчика, уговорила закончить компьютерные курсы и пойти работать. Когда у Подруги появились свои деньги, она открыла для себя мир (до развода муж полностью контролировал семейный бюджет). Ходит в кафе, покупает себе модные сумки, ездит на три дня на дачу с друзьями. Стелла сидит с её мальчиком, пока Подруга приобретает необходимый ей жизненный опыт, чтобы пережить "послеразводную неуверенность в себе".
На мой взгляд, Подруга - бордерлина невысокого интеллектуального уровня, сверкающая амальгамой из зависимого поведения и компенсаторных нарциссических защит, - и Стеллу просто использует.

Мораль: Горбатого могила исправит.

"Минорный лад"

Отношения двух людей могут быть:
1) отношениями здоровой головы со здоровой головой,
2) отношениями здоровой головы с больной головой,
3) отношениями больной головы с больной головой.

Больная голова здесь то, что А.С. Пушкин описал словами: "Ах, обмануть меня нетрудно, Я САМ ОБМАНЫВАТЬСЯ РАД".

Стелла помогает Подруге жить, потому что сама не живёт. Профессиональная помощь (а Стелла профессионал) двигалась бы в другом направлении: чувство вины Подруги, её доверие или недоверие к миру, послеразводная идентичность, объектные отношения эксплуатации как её ранний опыт взаимодействия с другими людьми, ограничивающий ныне возможности Подруги во взрослой жизни и т.д. Стелла же стала служанкой при Подруге, поддавшись очарованию бессознательной иллюзии, что Подруга – это юная Стелла, которая волшебным образом живёт новую жизнь, где нет больной мамы. Она заботится не о Подруге, а о себе самой, "вложенной в подругу", и рада обманываться.

Сколько лет болела мама, столько лет Стелла и будет в плену иллюзии, а потом прозреет.

Подруга в новых отношениях стала Хозяином, который помыкает Служанкой-Стеллой, поддавшись очарованию бессознательной иллюзии, что волшебным образом можно стать мужчиной и командовать женщиной и ребёнком, которым велено сидеть дома.

Сколько лет длились отношения в её первом браке, столько лет Подруга будет в плену иллюзии, что она может держать в зависимости и подчинении Стеллу.

Если число лет-до-прозрения Стеллы и число лет-до-прозрения Подруги не совпадают, обеих ждёт "большой бабах отношений".

Отношения здоровой головы со здоровой головой называют ещё договорными отношениями.
Отношения здоровой головы с больной головой называют ещё отношениями "двойничества": для N приятель T одновременно и другой человек, и его "двойник", то есть сам N. В постельных, дружественных и деловых союзах живых людей отношения "двойничества" были, есть и будут. Бессознательно привлекательные иллюзии есть у каждого, не у каждого есть чувство меры.
Отношения больной головы с больной головой называют ещё "судьбоаналитическими отношениями": Стелла и Подруга являются друг для друга бессознательно желанными "двойниками". Выпутываются из судьбоаналитических вариантов трояко: проживают до конца, теряют годы жизни на тропах войны, или осознают проективные идентификации в процессе психотерапии и освобождаются от чар как по волшебству.
Преображение и вы, и ваш психолог увидите сразу, - изменится улыбка и выражение лица станет другим. Сонди гений, он взял за основу диагностического метода портреты.

Вопрос. Можете ли вы проиллюстрировать примером из личной истории тезис "Главные проблемы в отношениях с клиентами и партнёрами мне принесли судьбоаналитические отношения?"
Если вы ответили: "Да, было такое дело", - Я спокойна за вас. Достаточно одной хорошей прививки, чтобы больше не попадаться в плен иллюзий.
Если вы ответили: "Не понимаю, о чём вы говорите" - О том, что, общаясь с реальным человеком, вы одновременно общаетесь со своей мечтой, которую надели на него, словно шубу. И партнёр по бизнесу или клиент на приёме, такой как он есть, без этой шубы, вам неинтересен. А он, свою очередь, общается со своей шубой, которую видит на ваших плечах.
Если вы ответили: "Нет, со мной такого никогда не случалось", - Не верю."
Оля

Истории из жизни психологов

В продолжение http://m-d-n.livejournal.com/683622.html

А тем, у кого нет тысячи рублей, предоставлю возможность прочесть три отрывка, - перепубликую их здесь из разных подзамочных мест, где раньше давала отрывки.

© О.В. Бермант-Полякова, 2009
Молочные реки, кисейные берега. Из жизни психологов. Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные

Кисейные берега, - ироничное название для кисейных барышень, которые пришли в профессию. Молочные реки, кисельные берега - это мечта о процветающей частной практике, которая возникнет без труда молодого специалиста, сама собой.

1/12 Ваши намерения
2/12 Ваш старт
3/12 Ваши первые действия
4/12 Ваши трудности
5/12 Ваши активы
6/12 Ваш техосмотр
7/12 Ваш успех
8/12 Ваши решения
9/12 Ваши конкуренты
10/12 Как продавать
11/12 Как работать
12/12 Как отдыхать

© O.В. Бермант-Полякова, 2009
«Молочные реки, кисейные берега» Из жизни психологов Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать
Имена изменены, события подлинные

Из главы 10/12 "Как продавать"
[Spoiler (click to open)]
"Интерсубъективный подход (intersubjective approach) в психоаналитической терапии помещает обращение к психологу в контекст, где режиссёр своей жизни, клиент, приглашает в свою жизнь того или иного психолога, чтобы вместе понять пружины, которые клиентом управляют. Главная задача терапии – помочь клиенту измениться, и лучший помощник в работе психолога - терпение; другая важная задача – снабдить клиента внятным объяснением событий, здесь необходим талант, портновская работа «индпошива» сути, способность предложить идею, которая охватит многообразные житейские ситуации, в которых клиент ведёт себя присущим только ему образом; третья по значению и первоочередная задача - понять бессознательную динамику, согласно с которой именно по поводу А именно с психологом В и именно в манере С (это уже рабочие гипотезы) клиент выбрал принести изменения в свою жизнь, здесь на помощь приходят способность целостного восприятия, проницательность и способность «вненаходимости». Пси-профи, который не умеет взглянуть на взаимодействие со стороны и ощутить то, что «между» (соперничество, эксплуатация, зависть, влюблённость, любопытство, поиск утешения и т.д.), остаётся эгоцентричным и отгороженным от переживаний другого. Иллюстрирует тезис история о женщине, которая искала психолога:

«Снежана»

Все имена в истории – условные.

Электронный будильник замерцал зелёным 23:00. «Двадцать три года мне было три года назад», - подумала Снежана, как на санках с горы, скатилась в прошлое, в воспоминания о Нём и романе с Ним. Снежана училась в институте и подрабатывала в редакции журнала, он был её руководителем. Женатым на красавице и умнице жене, которая подарила ему сына. Сладкое томление по Нему снились ей иногда в залитых дневным светом счастливых снах, днём Снежана избегала вспоминать и Его, и лето, когда назло Ему поехала на море и ответила на ухаживания, - да и были ли ухаживания? съём как съём – другого мужчины. Лица кавказской национальности, как говорят по телевизору. Две недели она трахалась как хотела, как любила и как желала: утро на море, обильный обед и послеобеденная любовь, короткая прогулки и плотный ужин с вином, секс, с утра море и всё сначала. А потом вернулась в свой город и поняла, что грустит, тоскует по кавказцу, рвётся поехать к нему, плачет на работе при мысли, что у них разная жизнь и она ему не нужна...

- Любовь, да, морковь и всё такое, бросай себя жалеть, - сказала Снежане подружка по работе. – Ставь мозги на место и иди дальше.
- Не могу, - сказала Снежана и голос её дрогнул. – Только с ним мне было хорошо.
- Хватит ныть, - вмешалась третья участница разговора. – Ты зациклилась на нём. Сходи к психологу, он тебе всё объяснит. У меня однажды так было, я ходила и помогло.
- А к кому ты ходила?
- Наташа звали, не помню телефон. Да ты в интернете набери «помощь психолога», тебе нужные сайты вывалятся.

В то лето она первый раз подумала о том, чтобы найти психолога. В интернете были или бесплатные форумы, где не видно лица того с кем говоришь, или сайты психологических центров с глянцевыми картинками, ничего общего не имеющими со зданиями с облупившейся краской на стенах, какие Снежана видела вокруг себя. Отклик в её сердце вызывал сайт психолога по имени Марсик, спокойный средних лет мужчина смотрел на неё с экрана, понимал её горе и сочувствовал её беде. Марсик практиковал далеко, в другом городе. От мысли, что есть в мире человек, который поймёт, ей становилось легче на душе. Кавказец постепенно становился представлением, идеей, и сердце уже не рвалось жить с ним и его родными в родной ему стране. Мечталось о Марсике, о жизни с ним... В тот год Марсику пришло письмо по электронной почте: «Спасибо, что вы есть!» Письмо было без подписи, отправила его Снежана.

Заметки супервизора. Так проявляет себя запрет на соединение уважения, нежности и страсти в отношениях с одним партнёром, эдипова динамика. Её вариант - выбор «недоступного» партнёра - проживала Снежана, когда идеализировала руководителя, которому запрещён секс с подчинёнными, и одновременно цинично использовала случайного знакомого, инородца, для удовлетворения сексуальных желаний. Даже если бы Снежана перестала быть подчинённой, шеф не смог бы стать её женихом, ибо уже был женат. Мечты об одном позволяли ей испытывать удовольствие духа, секс с другим – далёким географически – позволял испытывать удовольствие тела, отсутствие отношений жениха и невесты с обоими мужчинами позволяло ей чувствовать свою «правильность».

Мораль: Правильные девочки попадают в рай, а неправильные – куда захотят.

Искать кого-то, кто лучше чем папа, в бессознательном Снежаны было «неправильно». Думать, что папа самый-самый, естественно до определённого возраста, потом девушка понимает, что папа хороший, только увидеть небо в алмазах в постели с папой не получится, дорогу в небо папа не покажет. Папа отдаёт её замуж – отделяет, соединяя с мужчиной, который дочери женское счастье даст. Или не хочет выдавать и, переполненный завистью, одного за другим обесценивает молодых конкурентов в дочкиных глазах. По-разному складывается, иногда девушка не выбирает себе мужчину в пару, потому что боится разочаровать отца, считает, что выходя замуж она оставляет в одиночестве или «бросает» отца, или ходит на свидания, не создавая долговременных отношений, бессознательно находя компромисс между страхом отцовского гнева и удовольствием общаться с мужчинами. Как вариант - полностью обесценивает отца, заодно с его завистью и гневом.
До тех пор, пока в бессознательном отношения женского и мужского начал ориентированы на папу и желание остаться «правильной» девочкой, - эдиповы отношения не разрешены и зрелая женская сексуальность не явлена в жизни.

Депрессивный эпизод - она бессознательно горевала об утрате сексуального наслаждения - Снежана переживала с помощью ухода в грёзы. «Плебей» и «инородец», мужчина, которого она не могла представить своим женихом, оказался далеко от неё, у моря, стал недоступным, - и мечты теперь вились вокруг него. «Умный», «образованный» психолог Марсик помогал людям в другом городе, - и Снежана мечтала однажды прижаться к нему и почувствовать, как он дружески и ободрительно обнимает её в ответ. Можно сказать, Марсик лечил депрессию по инернету, сам того не ведая.

Осенью Его красавица и умница жена легла в больницу на операцию, и Он пил со Снежаной коньяк на работе и жаловался, как ему тесно в провинции, как его тянет в Москву, пусть он никто, ничто и звать никак, зато молод, полон сил и добьётся поставленной цели. Давно добился бы, если бы не влиятельный провинциальный тесть. Снежана слушала и сочувствовала Ему. «Ты свободна, - говорил Он с грустной улыбкой. - У тебя есть всё в этой жизни. Юная, красивая, нежная девочка.» Он потянулся рукой к её щеке, она встрепенулась и подалась навстречу...

Второй раз Снежана подумала о психологической помощи, когда у неё уже не было сил ходить на работу и каждый день видеть Его, делающим вид, что ничего между ними не было. Мало ли с кем по пьяни не бывает, переспали и переспали.

Она записалась на выходные на тренинг личностного роста, который проводил в их городе психолог Пушок, и постаралась в перерыве поговорить с ним о своей ситуации. Пушок сказал, чтобы она приходила на индивидуалку в его центр, и Снежана договорилась придти на приём. Свободные средства она в тот месяц уже потратила на тренинг, и заплатить психологу могла только за один визит. Она хотела спросить Пушка, за что с ней так обошлись? Разве можно так поступать с женщинами?
Пушок в тот год обучался на (название направления) терапевта, и видел в Снежане подходящую кандидатуру для глубокой работы в соответствии с методом, который осваивал. Правила требовали, чтобы они заключили контракт о работе, потому первую встречу он рассказывал ей о том, что такое (название направления) терапия, как будет строиться работа, как этап за этапом будут проработаны ключевые моменты проблемы и как правильно Снежана сделала, что решила заняться собой.
- Я не знаю, что делать. Увольняться с работы из-за него? Остаться и каждый день перебарывать себя? Я уже больная от этого.
Пушок терпеливо объяснил ей, что решения в жизни принимает она сама, что никакой психолог за неё решать не будет и участвовать в принятии решения, то есть давать советы, тоже не станет.
- У меня нет денег так долго ходить, - сказала раздосадованная ответами Пушка Снежана. – У меня всё нормально в жизни, просто обстоятельства на работе такие, что не с кем посоветоваться и я не знаю, как поступить.

Заметки супервизора. Пушок считал, что Снежана «сорвалась с терапии». С моей точки зрения, он и не собирался быть её психотерапевтом, а собирался потренироваться, как говорят в известном фильме, «на кошечках». У Снежаны здоровые инстинкты, поэтому она из ситуации употребления ушла.
Будь Снежана из семьи, где родители считали её материалом для реализации своих тайных устремлений, она бы осталась. Возможно, для того чтобы прожить по-новому отношения с родительской фигурой-терапевтом, - так звучит благоприятный прогноз. Возможно, для того чтобы отомстить родительской фигуре и сокрушить заветные планы терапевта на ней поучиться. Если бы он побоялся или не сумел раскрыть динамику враждебности, терапевтические отношения топтались бы на месте несколько недель, а то и месяцев, и в конечном итоге клиентка обвинила бы терапевта в том, что его терапия бесполезна - так звучит неблагоприятный прогноз.

Снежана поделилась с подругой своей ситуацией и рассказала про тренинг личностного роста, где она научилась осознавать чувства. «Ненавижу этого гада», - сказала она о Нём.
- Тебе надо выплеснуть это, а не держать в себе, - подсказала подруга. – Напиши анонимно на форуме в интернете в форуме, расскажи ситуацию и тебе полегчает.
Снежана так и сделала.

Один из её собеседников на форуме, Мурзик, - это был юноша, который учился на психолога, не совсем ещё дипломированный специалист, - спросил её, чего она хочет от разговора с ним в интернете?
- Я чувствую горечь, что он обратил на меня внимание только потому что рядом больше никого не было, я просто попалась ему под руку. В глубине души я знаю, что это не так, что случайностей не бывает и наши дороги сошлись потому что он – моя судьба. Я хочу освободиться от горечи, от осадка в наших отношениях и чтобы всё было как раньше.
- Как раньше, когда вы могли о Нём т о л ь к о м е ч т а т ь?
- Получается, да... – растерянно печатала Снежана, понимая что-то новое для себя.

Заметки супервизора. Формат интернет-разговора на форуме – краткосрочная и в основном ориентирующая работа. Мурзик смог бы помочь Снежане, будь у них возможность встречаться несколько месяцев и доверительно и глубоко обсуждать ситуацию, исследуя желание Снежаны мечтать о недоступном партнёре и осознавая препятствия, которые не позволяют ей строить и идеализированные, и уважительные, и нежные, и страстные отношения с доступным партнёром. Он мог, но не захотел ей помочь. Мурзик полагал, что сначала ему нужно получить диплом и САМОМУ стать хорошим специалистом. Идея сотрудничать с супервизором и работать до вручения диплома и получения признания опытных коллег не приходила ему в голову, - настолько сильным было в бессознательном желание выиграть состязание с родительской фигурой. Поэтому он не пригласил Снежану к себе на приём в реале, и Снежана осталась без психологической помощи...

Мораль: Доброго дела не откладывай.

Три года Снежана завязывала случайные знакомства, ни одно из которых не переросло в длительные отношения. За это время она успела побывать на занятиях у известного психолога, тренера, - её звали Багира, - и понять, что ей нужно отпустить ситуацию и ключ к отпусканию – благодарность Ему за опыт, который он принёс в её жизнь. Она не осознавала, что психолог в её жизни – материнская фигура, и около двух лет участвовала в работе Клуба встреч и занятиях. На клубе не было скрытого недовольства её одиночеством, которое шло от Снежаниного отца и вопросов матери «Когда же наконец она покажет им будущего зятя?», «Почему у неё нет молодого человека, у всех подруг есть?», там говорили о независимости, о праве личности жить своей собственной жизнью и самой решать.

Заметки супервизора. Багира прекрасно видела, как Снежана одновременно сознательно славит одиночество и независимость и бессознательно отрицает своё недовольство одиночеством, снимает недовольство с себя как шубу. Она воспринимает слова матери как упрёк и не слышит в них приглашения к разговору на важную тему, ибо ведёт диалоги со своей шубой, которую бессознательно на материнские плечи и накинула. Багира смогла бы помочь Снежане, практикуй она индивидуальную терапию. Она не практиковала и потому рекомендовала Снежане свою коллегу, которая ведёт индивидуальные занятия. Снежану устраивали псевдосемейные отношения в кругу своих, она продолжала ходить на клуб, а коллеге даже не стала звонить, - «новую маму» она уже нашла в Багире...

Электронный будильник мерцал 23:05. Засыпать так рано было совершенно необязательно, - Снежану месяц назад сократили на работе и она сидела без дела. Жалеть себя? Плакать? На сердце словно лёг камень, слёзы словно все выплакала: глаза оставались сухими. Всё получилось так, как получилось, молодость прошла в мечтах, достижений особых нет, хвалиться нечем. Друзей раз-два и обчёлся, теперь вот и денег своих нет, зависит от родителей. Снежана пошла на кухню попить горячего и встретила там отца.
- Не ешь ничего, похудела. Одно и то же носишь вторую неделю уже. Никуда не ходишь, не звонишь. Мы с мамой переживаем за тебя. В глаза тебе заглядывать уже страшно... Послушайся хоть раз, сходи к психотерапевту.
- У меня нет денег на психотерапевта.
- Мы с мамой дадим.
- Прекратите считать меня больной! – кричала Снежана. – Я не больная! Я устала так жить, понимаешь, устала, устала, устала!

Психотерапевта ей нашла мама, вместе с матерью Снежана и пошла на приём. Он принимал в медицинском центре, пахло поликлиникой и сквозняками. Перед дверью кабинета она хотела развернуться и уйти, а потом решила пойти назло матери. Врач-психиатр, Бублик, выслушал жалобы на её апатию и депрессию и выписал таблетки. Было что-то в их походе, чему трудно найти выражение. Они словно вместе прожили страшную бесприютность и домой вернулись подавленные пережитой ненужностью, не проронив ни слова.

- Да что таблетки, не в таблетках дело, - услышала Снежана краем уха вечерний разговор мамы с папой. – Не знаю, что делать. Психолога надо хорошего искать.
- Работой пусть нагрузит себя и позабудет про депрессию, - возражал отец. - Что толку по психологам ходить.

Мать Снежаны активно принялась за поиски психолога, и ей назвали имя Маргариты Борисовны (Мэгги). Она заглянула с работы в интернет, нашла на сайте Мэгги её телефон и позвонила. Несколько месяцев Снежана ходила к Маргарите Борисовне, платили за терапию её родители. Когда упаднические настроения остались в прошлом, она устроилась на работу и спустя пару встреч попросила сделать перерыв, - её направили от работы учиться и времени стало в обрез, - Мэгги ответила согласием. Потом у Снежаны начался роман с её подчинённым, и она не хотела думать ни о психологах, ни о том, что они подумали бы о нарушении границ. Потом они ездили в круиз и на психолога не было денег. Потом они попробовали пожить вместе и разбежались. Снежана гнала от себя мысль, что ей в этом году будет двадцать девять и она никому не нужна. Она позвонила Мэгги и услышала автоответчик, что Маргарита Борисовна по личным обстоятельствам не ведёт сейчас приём ( Мэгги ушла в декретный отпуск), может быть через год-два вернётся к работе...

Заметки супервизора. Похоже, Мэгги обрадовалась, что компромиссное решение об оплате терапии Снежаны деньгами родителей перестанет лежать грузом на её профессиональной совести. Впрочем, и краткосрочной терапии клиентке оказалось достаточно, чтобы измениться: выйти из депрессии, разрешить себе отношения жениха и невесты и взять на себя обязательства по совместной жизни.

Снежана стала расспрашивать подруг, не знает ли кто хорошего психолога. Подруги называли Багиру и ещё одно имя из старшего поколения, Кристина, - обе были хорошо известны в их городе. Она открыла поиск в интернете, ввела слова «Психолог в (название города)» и получила на выбор сайты, где писали: Барсик, Кузя, Сэт, Уголёк и Барак. Пси-профи было, как вы догадываетесь, намного больше, но психологов из другого города Снежана теперь не искала (спасибо терапии).

Кузя в разговоре по телефону сказал, что принимает в кабинете, который легко найти, это подсобка за раздевалкой в тренажёрном зале, - и Снежане расхотелось его вообще искать.
Барсик в разговоре по телефону заломил за один приём цену, которую Снежана не могла осилить, и отпал в четвертьфинале.
Сэт в разговоре по телефону сказала, что работает в русле (название метода) психотерапии, и они будут делать (что-то, что мало похоже на беседу), а Снежана искала собеседника, чтобы глубже понять себя. Полуфиналист – тоже достижение.
Уголёк, энергичная брюнетка с опытом работы десять лет, и Барак, рыхлый шатен с опытом работы восемь лет, предложили первый приём по приемлемой цене, в удобное Снежане время и в понятном Снежане месте – и стали финалистами состязания.
Результат был ничейным. Снежана два раза потретила деньги на первый приём, но ни к той ни к другому ходить на терапию не стала.

Заметки супервизора. Похоже, Снежана была в эмоционально стабильном состоянии, не в тревоге и не в отчаянии, и в психологе «неотложно» не нуждалась. Вместе с тем процесс поиска психолога - партнёра для продолжительного сотрудничества из числа ровесников по возрасту равного ей статуса позволил ей прожить то, о чём размышляла у Мэгги: как делать свой выбор.
Она обращалась к психологу вновь, за консультацией, когда у неё был предсвадебный нервный срыв, и спустя несколько лет, за терапией, с просьбой помочь наладить отношения со своей мамой. Оба раза за своё обращение Снежана платила сама.

Мораль: Где ум, там и толк.

Третья причина неуспеха продаж: игнорирование реалий рынка. Помогу чем могу, перескажу разговор с пси-профи из России..."

Из главы 12/12 Как отдыхать

Вопрос. Сколько раз в году у вас отпуск?

Лето - прекрасное время для аналитической работы. Предлагаю вам провести аудит итогов года: перечислить удачные проекты, прибыль и знакомства с влиятельными людьми и неудачные проекты, убытки и прерванное сотрудничество с постоянными клиентами. Это возврат на инвестиции по деньгам, временным затратам и потоку клиентов, - аудит внешней реальности. Есть и аудит внутреннего мира, расскажу, каким он может быть: я веду его по геройствам, фейерверкам, пахоте и премудрости. Попробуйте, может извлечёте из моего опыта полезное для себя.

Листая ежедневник, вы обязательно обнаружите в прошедшем году "геройство" - крупный проект, престижный заказ или другое достижение из разряда удач для репутации и кассы. Попутно увидите, какие геройские в прошлом проекты изжили себя за минувшие год-два и задумаетесь о направлении развития. Сохраняли вы верность занятой рыночной нише, отвлекаясь на подвиги и геройства? Надеюсь, ответ "Да".

В работе на себя есть много возможностей реализовать склонность к "фейерверкам" - краткосрочным проектам вроде выступлений на национального уровня конференциях. Сколько времени вы посвятили подготовке фейерверка и сколько фейерверков в году у вас было?

Подводя итоги года, подсчитайте, сколько народу прошло через вашу приёмную. Еженедельная, выматывающая силы работа с людьми, в которой проявились ваши диагностические способности, раскрылся талант психотерапевта и стал изощрённее проницательный ум. В моём лексиконе такую работу обозначает выражение "пахота". Она создаёт вам клиентуру, основу основ частной практики.

Наконец, в течение года вам приходилось испытывать энтузиазм, уныние, бороться с разочарованиями и хандрой, - отмечайте недели, когда сумели справиться с дезорганизующим настроением и сохранили трудоспособность. Сколько раз в течение года вам пришлось звать на помощь "премудрость"? В каких обстоятельствах?

Вопрос. От чего вы устаёте больше всего и как отдыхаете после работы?