m_d_n (m_d_n) wrote,
m_d_n
m_d_n

Семейные картины - теория - 2

Взято со страницы http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20010312

#3 сентябрь 2001 г.

Теория семейных систем Мюррея Боуэна


И.Ю. Хамитова
клинический психолог, индивидуальный и семейный психотерапевт, работающий в системной модели, член Общества семейных консультантов и психотерапевтов, Международной ассоциации семейной терапии и Европейской ассоциации психотерапии, сотрудник кафедры системной семейной психотерапии в Институте практической психологии и психоанализа

Активизация механизмов "защиты от близости" неизменно ведет к активизации треугольников.

1. Эмоциональная дистанция. Имеется в виду реагирование на интенсивность эмоционального контакта путем дистанцирования. Чаще это бывает при негативном эмоциональном заряде, но возможно и при чрезмерной позитивности слитности. Дистанция может быть реальной, а может быть результатом внутренних операций. В первом случае, например, один из супругов может проводить много времени вне дома под теми или иными предлогами, или же супруги очень много времени проводят в компании других людей. Иначе говоря, ситуации, благоприятные для интенсивного контакта, избегаются. Во втором случае дистанция создается более тонкими средствами, направленными на снижение эмоционального реагирования. Примеры таких средств - хроническая раздражительность, хобби, "каменное" выражение лица. Интересно, что человек может, устраняясь из эмоционального контакта с другим, очень много об этом другом думать.

Обычно партнерами дистанцируются автоматически, без осознания этого. Дистанцирование, по сути, есть "клапан" для выпускания напряжения. Не смотря на то, что оно происходит автоматически, дистанцирование обычно приводит к большему психологическому расстоянию, чем хотели бы партнеры. Когда у одного из них дискомфорт увеличивается, происходит активизация треугольника с вовлечением значимого третьего лица. В любом случае избегается дискомфорт, который ощущается из-за чрезмерной близости. При этом источником собственных эмоциональных реакций и дискомфорта воспринимается партнер.

2. Супружеский конфликт. Его функция - управление тревогой, поддержание равновесия в семье. Степень его может быть от мягкой до тяжелой и зависит от уровня слияния супружеской пары, а также от интенсивности тревоги.

В ситуациях, когда партнеры излишне эмоционально реагируют друг на друга, их мысли часто сконцентрированы на "упрямстве, равнодушии, неразумности" другого. Конфликт может вспыхнуть по незначительному поводу и быстро достигнуть высокого накала. При этом, могут вспоминаться давние обиды. Если интенсивность конфликта такова, что он становится неуправляемым, автоматически возникают тенденции привлечения значимого третьего лица (или организации, например, полиции или службы кризисного вмешательства).

Обычен двухфазный режим: конфликт - последующее дистанцирование. Нередко бывает и так, что конфликты чередуются с периодами теплой близости: близость - напряжение - дистанцирование - конфликт. На фазе дистанцирования каждый из партнеров может поджидать, пока другой "оступится" - что-то сделает "не так". Таким образом, при супружеском конфликте партнеры очень сосредоточены друг на друге. Ошибки и оплошности очень внимательно отслеживаются. Собственной роли в повторяющейся ситуации никто, разумеется, не понимает, в лучшем случае, собственная роль может признаваться, но оцениваться как необходимая самозашита.

Как ни странно, чем больше тревоги канализируется в супружеский конфликт, тем менее вероятен ущерб для развития ребенка. Права, если родитель начинает тревожиться о влиянии супружеских разногласий на ребенка, это свидетельствует о вовлечении последнего в эмоциональный процесс партнерских отношений.

3. Передача проблемы ребенку. Любой ребенок в какой-то степени вовлечен в эмоциональные процессы, происходящие между родителями. Однако иногда эта вовлеченность может быть столь велика или даже тотальна, что нарушает способность ребенка функционировать в жизни. Тревога родителя выражается в сензитивности и реактивности ребенка. Однако нельзя считать родителя виновным, а ребенка - жертвой, поскольку данный процесс вовсе не начался с этого родителя - он может быть прослежен на несколько поколений назад. Кроме того, в этой ситуации речь идет о слитности, в тяжелых случаях достигающей степени симбиоза в биологическом смысле слова. У всех участников симбиоза нарушена способность функционировать и даже самостоятельно выживать в мире.

Эту ситуацию легче описать, чем объяснить. В любом случае, ребенок играет свою роль: он, например, ведет себя таким образом, чтобы оправдывать озабоченность или иной поведенческий стереотип матери по отношению к нему. Впрочем, здесь возможно и влияние случайности - например, неожиданной болезни ребенка или родителя.

Роль отца не менее важна, чем роль матери: вовлеченность ребенка непосредственно зависит от тревоги в отношениях родителей. Недостаточная дифференцированность отца прямо влияет на способность матери объективно смотреть на себя и ребенка. Варианты отцовского поведения могут быть различны. Он может считать проблемы матери с ребенком объективными, - например, считать ребенка слабым или избалованным, - и пытаться что-то компенсировать. Может быть груб и суров, пытаясь "закалить" ребенка. В результате мать и ребенок еще более сблизятся. В целом, чем больше напряженности в отношениях родителей, тем больше слитность матери и ребенка. Инициирующую роль в этом процессе всегда играет родительская тревога.

4. Дисфункция у супруга. Этот эмоциональный процесс связан с адаптацией супругов друг к другу. Обычно в браке обе стороны постоянно идут на компромиссы, чтобы избежать конфликта. Но в некоторых случаях компромисс становится жестким и выглядит как гиперфункционирование одного партнера и гипофункционирование другого. Тенденция такого рода может быть связана с обоими партнерами. Например, один мог быть обучен в родительской семье принимать решения за других; второй - позволять другим принимать решения за себя.

Это распределение - чисто функциональное: нередко можно наблюдать, как в случае выхода из строя "сильной" стороны "слабая" действует вполне эффективно.

Формирование этого механизма также не вполне ясно. Одним из факторов, однако, считается порядок рождения каждого из супругов. Пока уровень тревоги низок, дисфункция одного из супругов может не проявляться. Однако в ситуации длительного стресса гипофункционал может обнаружить физическую, эмоциональную или социальную дисфункцию. Эта дисфункция, в свою очередь, может вызвать к жизни новые роли или позиции других членов семьи, в конечном счете служащие восстановлению семейного равновесия. Роли сиделок и санитаров при дисфункциональном члене семьи ослабляют межличностную напряженность.

Существует достаточное количество переменных, определяющих способ функционирования семьи в текущем поколении. Тщательно изучая историю семьи и учитывая детали жизни текущего поколения, можно восстановить способы функционирования прошлых поколений. Зная о передаче определенных паттернов через многие поколения, можно предсказать те же самые процессы для будущих поколений.

Все четыре механизма должны поглощать существующую недифференцированность. Для этого могут быть задействованы и все четыре области, и лишь одна из них. Способы обращения с недифференцированностью также имеют свои истоки в семейной истории.

Любые симптомы в нуклеарной семье, супружеский конфликт, дисфункция одного из супругов или нарушения у ребенка, будут менее интенсивными при низком уровне тревоги и более интенсивными при высоком уровне тревоги.

(продолжение в следующем посте)
Tags: Семейные картины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments