m_d_n (m_d_n) wrote,
m_d_n
m_d_n

Categories:

Два типа религиозно-ориентированной психотерапии

Доклад Сергея Анатольевича Белорусова на Рождественских встречах ППЛ 18 декабря 2007 года
Со страницы http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=73199&fullview=1&order=

ДВА ТИПА РЕЛИГИОЗНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Недавно мне довелось провести отпуск в Китае. На излюбленном российскими туристами тропическом острове Хайнань есть примечательное место. Оно, в рамках пост-коммунистического дискурса именуется «Культурный центр Наньшань», но в расписаниях экскурсий обозначается как «Буддийский центр» и не испытывает недостатка в посетителях, хотя создано практически с нуля в течении десяти последних лет.

Это огромный парк с ухоженными рощами, озерами и местами специфического уединения – домиками на деревьях для аскетической и эстетической медитации по цене 50 долл в сутки с негласным девизом – почувствуй себя на это время буддийским монахом. Это обилие кумирен и прочих культовых помещений в русле китайско-буддийской традиции. Неторопливый экскурсионный автобус перевозит шумных паломников от одного «священного» аттракциона до другого. В одном павильоне можно зажечь благовония как перед статуей улыбающегося толстяка Хотея так и предложив свечку устрашающему демону. Затем площадка ритуального кормления голубей. За ними сквер 140 колоколов, к каждому из которых следует прикоснуться. Далее павильон, где организованным группам предлагаются процедуры дружного перепрыгивания через светящиеся в полу полоски света. При выполнении этого задания группа допускается к стене исполнения желаний, где в выбранные цели-мишени типа «найти жениха», «здоровье детей», материальное благополучие» бросаются монетки. Оттуда вход к скульптуре дракона, причем прикосновение к его хвосту приводит к тому, что «вы не будете никогда уставать», а пребывание под брызгами фонтана из пасти приводило к «защите от неприятностей».

Этот своеобразный «парк Горького духовных аттракционов» является в высшей степени востребованным как туристами, так и местными населением и, вдумаемся, почему? Что здесь происходит? Несомненно, что все устройство его отвечает эстетическим потребностям, но ведь это место претендует быть духовным центром и по просветленным и довольным лицам выходящим оттуда, можно заключить, что удовлетворение неких «духовных» потребностей. Попробуем понять , как же это происходит.

Во-первых, создано все чтобы создать атмосферу «сакральности». Этому служат архаические символы, тихие медитативные напевы из искусно замаскированных колонок, впечатляющие статуи, система табу вхождения в определенные зоны и проч и тому подобное. Тем самым достигается особый настрой «вырывания из повседневности», своего рода готовность к трансовому состоянию той или иной степени глубины, в зависимости от впечатлительности посетителя или уже можно сказать – клиента – потребителя магических услуг.

Затем, клиент побуждается провести выстраивание приоритетов личных потребностей и пройти определенный символический ритуал – определенные телодвижения, прикосновения, жертвоприношений. Можно предположить, что в процессе выполнения ритуала, который обязательно подкреплен некоей процедурой отдачи чего – либо, как правило символической денежной суммы, происходит то, что в парадигме НЛП именуется «якорение», то есть та или иная цель связывается с кинестетической- визуальной-аудиальной системой восприятия и в когнитивной сфере образуется условно-рефлекторная связь – если ты что-то сделал для исполнения задуманного, то увеличивается убежденность в вероятности обретения желаемого. В эйфории от возрастания надежды клиент покидает «духовный аттракцион». Именно это мы можем именовать «закрытой» разновидностью религиозно-ориентированной психотерапии, с известной долей условности, хотя бы потому, что психотерапия несомненно здесь присутствует, ритуалистическая «духовность» тоже, а вот религия – нет.

Не будем превозноситься и обольщаться конфессиональными и транскультуральными различиями. По тому же самому механизму происходит то, когда наши клиенты говорят – «да, я не особенно верующий, но могу зайти в церковь и поставить свечку». Или выстраиваются многочасовые очереди к той или иной христианской реликвии, когда люди терпеливо выстаивают их в надежде на чудо, зачастую не имея ни малейшего представления о том, к чему им предстоит благоговейно приложиться. И здесь мы далеки от того, чтобы кого-либо обличать в суеверии или невежестве. Более того, мы не откажем этому явлению в своеобразной «психотерапевтичности», поскольку это без сомнения для нас, может быть эффективно. Если критерием психотерапии является то, что может принести пользу, то мы подпишемся – это может сработать. Возыметь действие. Но мы позволим себе именовать это «закрытой» разновидностью религиозно-ориентированной психотерапии, поскольку религиозные ценности ИСПОЛЬЗУЮТСЯ здесь, имеют ПРИКЛАДНОЕ значение, являются ФОНОМ, а не фигурой, аккомпанементом, а не мелодией, что дает нам основание уточнить о чем идет речь. Это функциональная, прагматическая, а точно дефиницируя – псевдо или магически религиозно-ориентированная терапия, поскольку в ней присутствует лишь один полюс – клиент и реализация его запроса ЧЕРЕЗ обряд, ритуал, инициацию, однако ситуация ОДИНОЧЕСТВА клиента здесь очевидна, наряду с механизмом разнообразного, но всегда механизированного программирования, своего рода «кодирования на результат».

Что же из себя представляет вторая разновидность терапии, если таковая существует вообще? Как следовало из представления модальности ОППЛ «религиозно-ориентированная психотерапия», в ее парадигме практикующие специалисты не ИСПОЛЬЗУЮТ веру в те или иные религиозные ценности, но апеллируют к самой возможности веры, принимая во внимание духовное измерение человеческой личности.

Поясним, исходя из клинических реалий. По-видимому, никому из коллег не приходилось сталкиваться с клиентом, начинающим беседу с утверждения – «Мне хорошо, доктор» (если не предположить редкую вероятность встречи с гипоманиакальным пациентом ) . Итак из самого факта бытия клиентом мы можем безошибочно предположить, что наш визави находится в ситуации страдания. Страдания, - амплитудой от каприза до катастрофы, от дискомфорта до суицида. И тут мы вспоминаем В.Франкла, обобщившего опыт человечества чеканной фразой – «Единственный смысл страдания – стать иным». И вслед за ним вспомним другого классика, А ван Кама, выдвинувшего модель трансцендентной психотерапии и предложившего понимание духовности – как ультимативно человеческой способности к трансценденции – преодоления границ собственного отжившего Я с восхождением, теологически выражаясь – преображением – на более аутентичный уровень, приближением к логосу нашего бытия.

Отсюда, мы будем понимать добросовестную, хорошую, подлинную терапию не как снятие симптомов, а точнее, исчезновение симптомов через «становление иным, переход доселе ограничивающих пределов» личности. И здесь важно понимать, что такого рода трансцензус, трансформация, преображение не может осуществляться простым переструктурированием личностных радикалов, это всегда результат взаимодействия с чем-то таИнственным и тАинственным, чем-то (или Кем-то) выше нашего понимания, перед чем (Кем) мы склоняемся в благоговении и ответ Оттуда никогда не бывает однозначно предсказуемым. Здесь мы вступаем в поистине ДИАЛОГИЧЕСКУЮ сферу, то есть – открытость, двустороннесть, взаимодействие.

И теперь мы вернемся к практической терапии. Вот случай этой недели. Паренек, преуспевающий программист, семь лет в близости со своей подругой внезапно застает ее в ситуации неверности. Он приходит к терапевту движимый двумя аффектами – боли и обиды. Рассказывает. Что прекратил с ней все отношения, мучается, не принимает оправданий с ее стороны, посылает гневную и оскорбляющую смс-ку. Приходя, он ищет солидаризации со специалистом в негодовании на нее, приглашает к сочувствию ему в ситуации, кажущейся ему в высшей степени несправедливой и незаслуженной.

И здесь наверное проступает отличие профессиональной терапии от дружеского утешения. Специалист неспешно и тактично старается перенести акцент, не преуменьшая глубины страдания, с позиции –« За что так со мной?» на более ответственную (вспомним название хорошей монографии игумена Евмения «Духовность есть ответственность») платформу – «Что (кто) есть я». Подчеркнем, что терапевтическое взаимодействие осуществлялось в парадигме «анонимной духовности», то есть пациент открыто исповедует принципиальный и необратимый атеизм. А когда невозможна встреча с Богом, пациент приглашается к встрече с самим собой, но таким собой, которое отвечает высшим его представлениям о себе (сверх Я в психоанализе).

В неспешной беседе обсуждается соответствие его поведения наличествующим у него идеалам, среди которых наиболее созвучным ему оказался «самурайский кодекс бусидо». Клиент приглашается к трезвой самооценки с позиций благородства, невозмутимости, стойкости. Такой подход представляется нам примером «открытого» типа терапии, поскольку мы оба с ним не знаем, что произойдет в результате его трансцензуса к более высоким нравственно формам поведения. К концу терапевтической встречи у клиента появляется аффект стыда вмсето захлестнувшей его ранее обиды. Если б применили «закрытую» терапию, то мы бы ставили результат стирания из памяти стрессового эпизода, возврат любимой девушки, ну словом не отличались бы от «ворожеи- приворотчицы». Результатом встречи явилось решение клиента отправиться к неверной любимой с извинениями. И далее происходит неожиданное. Может быть чудо. На следующий день он приходит словно просветленным. Он говорит, что благодарен за происшедшее с ним. Девушка сказала ему, что давно любит другого и он от этого испытал облегчение и душевную гармонию, его словами – «Раз на свете есть люди, которые могут бросить все из любви, то на этом свете стоит жить».

Еще раз, в чем же здесь открытость? А в том, что мы, отважившись апеллировать к духовности на том уровне, который доступен нашему клиенту, не зная что произойдет в результате, доверчиво вверяя себя промыслу. Мы расчищали характерологические завалы саможаления, обиды в виде стремления к примитивной справедливости и не ошиблись, когда актуализировали евангельское «милость превозносится над судом».

Итак, резюмируем… Настоящей РЕЛИГИОЗНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПСИХОТЕРАПИЕЙ присуща открытость. Это сойство включает в себя такие параметры, как спонтанность, диалогичность, «присутствие Третьего», упование на милость Высшего. Это терапия устремленная вверх. Ее целью является выход из стагнации отживших психологических защит. Ее результат непредсказуем ни для терапевта ни для клиента. Оба они, в меру возможности веры, отпущенной каждому из них, надеются на обетованное: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» Мф 7:7.
 
Tags: Профессия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments