m_d_n (m_d_n) wrote,
m_d_n
m_d_n

Categories:

Внутренний мир абъюзера

Внутренний мир абъюзера (неважно, женского пола или мужского пола человек, который ненадлежащим образом относится к ребёнку, супругу, родителю, соседу, случайному прохожему) описан в психоаналитической литературе словами "нарциссизм" и "злокачественный нарциссизм". Это слова-эмблемы, которые содержательно раскрывает психоаналитическая теория силы эго и супер-эго.
Сила Эго определяется
- репертуаром психологических защит, которые содействуют адаптации человека в его повседневной жизни, работе, дружбе, любви
- импульс-контролем, который позволяет регулировать силу выражения влечений, выбирать уместные в данных обстоятельствах места и времени формы их проживания
- способностью адекватно оценивать реальность
Супер-Эго определяется как сформированные представления об идеальном Я, об идеальном Другом, и о существовании нравственного императива "нельзя, потому что нельзя".
Способность увидеть картину в целом требует от человека навыка учитывать одновременно несколько диагностических осей. Например, психологическая защита отрицание психотическое (то, что называется "отмена", "битуль") дезадаптивна - партнёры (родители, супруги, дети, соседи, сослуживцы) по общению болезненно переживают взаимодействие, в котором их потребности, чувства, взгляды "отменяют". Воспринимают как насилие, принуждение подчиняться реальности абъюзера, укладывание в прокрустово ложе "картинки в голове" абъюзера, - и реагируют в силу своих индивидуальных особенностей тем или иным образом на то, что происходит в отношениях (чаще всего бегством в фантазии, избеганием общения с таким человеком, иногда уходом в алкогольное или наркотическое опьянение, иногда забыванием эпизодов, когда "отмена" имела место). Простыми словами, это политика "или как я хочу, или никак". Другая дезадаптивная защита - расщепление - требует чёрно-белого мировосприятия от окружающих, от партнёров (родителей, супругов, детей и т.д.) требуют жить по принципу "кто не с нами, тот против нас", весь спектр отношений сводится к "мы хорошие, они плохие", "слушай меня и не слушай их". Реагируют на такое упрощение картины мира аналогично, каждый в силу своих индивидуальных особенностей. Простыми словами, это политика "друг или враг". Третья дезадаптивная защита - диссоциация - основана на забывании. Избил, наутро ведёт себя так, как будто ничего не было. Не отрицает, не выкидывает из опыта и настаивает на своей версии навсегда, а забывает на время - и потом ведёт себя ненадлежащим образом снова и снова амнезирует очередной эпизод. Реагируют на диссоциацию обычно развитием диссоциации, - предполагают, что в основе лежат аутогипнотические механизмы, и не каждому дано сойти с ума и отрицать часть реальности, как не каждому дано жить на берегу реки забвения и амнезировать по собственному желанию те или иные нежелательные воспоминания.

Резюмируя, первая задача, которая перед вами стоит - правильно квалифицировать ведущую дезадаптивную защиту абъюзера. Потому что ею будет пропитан весь опыт пострадавшего от ненадлежащего обращения человека.
Либо отрицанием психотическим, либо расщеплением, либо диссоциацией. И если отклик на первые два варианта может быть любым, то на диссоциацию отреагирует диссоциацией.
И в первом случае вы будете укоренять в реальности и восстанавливать способность ощущать свои телесные ощущения и эмоциональные переживания как существующие, - давать противоядие "отмене", во втором случае вы будете из безвременья застывшего мира друзей и врагов вести человека во вчера-сегодня-завтра, помогать ему увидеть себя во временной перспективе и себя-разного, чтобы дать противоядие идее "люди одни и те же", в третьем вы будете помогать рассредотачивать внимание, медитировать и расфокусировать, управлять процессом превращения очерченного в расплывшееся, при сильных эмоциональных переживаниях не уходить в "расфокусировку" и оттуда в диссоциацию, - этот процесс автоматизирован и, как только вы делаете его осознаваемым, из амнезии и забывания становится защитой адаптивного спектра "самонаблюдение". Запишем себе, - у абъюзера неадаптивные психологические защиты, всегда, у пострадавшего с большой вероятностью адаптивные защиты перестали справляться с уровнем стресса в отношениях с абъюзером и неадаптивные включились, чтобы выжить.

Если мы восстановим адаптивные защиты, оставив человека в психотравмирующей ситуации, - мы лишим его способа выживать в отношениях, сделаем ему хуже, а не лучше. Поэтому "сначала извлечь из психотравмирующей ситуации" правило, - оно прекрасно действует для ситуаций экстренной психологической помощи и медицины катастроф и оказывается маловыполнимым в классе ситуаций, где травматизация межличностная и хроническая. Человек остаётся в психотравмирующей ситуации в силу экономической зависимости и ряда других причин.

Импульс-контроль, как свидетельство силы эго, может быть прекрасным, - и тогда получим типаж морального садиста, который тщательно выбирает время и место, где он даст разрядку враждебному импульсу, притом в словах, не оставляющих синяков на теле, но оставляющих синяки на душе,

может быть слабым, и тогда получим абъюзера, который сначала делает, потому думает, человека без тормозов воспитания и самодисциплины,

может быть ригидным, и тогда под действием алкоголя растормаживается то, что чрезмерно жёсткий контроль держал, получим абъюзера, который "как напьётся, так звереет".

Пострадавший от ненадлежащего обращения может иметь любой уровень импульс-контроля. Когда жертва говорит "я сама такая же", чаще всего имеется в виду сходство по уровню импульс-контроля, и на этом строится "мы" в паре абъюзер-жертва. Мы оба с ним моральные садисты, или мы оба с ним хороши, скандалим и дерёмся, или он во хмелю дурнеет, а я не ревную, но хату спалю, - то есть эмоциональные выплески редки и интенсивны, если есть провоцирующий стимул извне, легитимизирующий проявление импульса.

Я веду речь о враждебности, но нужно понимать, что влечение может быть любым. Святошество может быть не менее смертоносным оружием, чем словесное занудство, вынимающее душу, или скупость, или зависть, или сексуальная озабоченность.

Запишем себе, - у абъюзера импуль-контроль может быть сильным, слабым, могут быть срывы на фоне сверхсильного контроля, тут нет одной закономерности, но есть сходство партнёров по "механизму импульс-контроля".

Вот почему так часто наблюдается эффект:
человек идёт в психотерапию
осознаёт свой механизм импульс-контроля
делает его более адаптивным
отношения с абъюзером "сами собой отваливаются"

Третья составляющая силы Эго, - способность адекватно оценивать реальность.

Она может быть сохранной, искажённой, нарушенной и утраченной, в английской литературе это reality testing, переводят как "проверка реальности", но это не действие проверки как таковое, а способность проверить.

Например, в ситуации, когда муж бьёт жену и уверяет, что имеет право, потому что приносит деньги в семью, а жена зарабатывает копейки, - если вы на приёме переносите ситуацию на работе и спрашиваете жену, бьёт ли её начальник, потому что он ведь даёт ей деньги, а не она ему, и жена удивляется, с какой такой стати начальник стал бы её бить, не имеет права, - вы знаете, что способность адекватно оценивать реальность не утрачена. Утрачена она у психотиков, такой человек скажет вам "он имеет право меня бить, наверное". Это человек уже потерял берега того, что допустимо и недопустимо в человеческом обществе, скорее всего под действием "отрицания психотического" абъюзера, с которым долгое время состоял в отношениях. Итак, способность адекватно оценивать реальность
- утрачена у лиц в психозе или у лиц, индуцированных психотичным партнёром
- нарушена у лиц, всегда и во всём путающих внешний и внутренний мир (про это в одном из процессингов ру_психолог была речь, про пограничную так называемую патологию и невозможность чётко разграничить воображаемый и наблюдаемый мир)
- искажена, если в одной из сфер, или работы, или дружбы, или любви, или отношения к самому себе, человек неадекватен, а во всех остальных сферах сохранен (раньше их называли невротиками, невроз как сверх-сверх-значимость какой-то одной локальной жизненной темы)
- сохранна

Первое, что делает психолог на приёме, - выносит клинически адекватное суждение о способности пациента адекватно оценивать реальность. Пациент, который говорит терапевту, что придёт к нему навеки поселиться, жить и любить терапевта, потому что он решил, что так будет хорошо и правильно, - игнорирует реальность в лице родственников терапевта, имеющих другие планы :) утратил способность адекватно оценивать реальность и начнёт с 1 мг нейролептика на ближайшие несколько месяцев, чтобы вернуться к людям в реальный мир.

Пациент, который говорит терапевту, что считает его своей семьёй и в мыслях всегда празднует праздники за столом с ненавистными ему родственниками, представляя, что терапевт близкий ему человек, - смешивает свой фантазийный мир с реальным миром, - имеет нарушенную способность адекватно оценивать реальность, и на нейролептики не факт, что отреагирует. Разговорные виды психотерапии приведут к тому, что сюжеты получат другие слова и структурируются, видоизменятся, но суть, - разграничить воображаемое и реальное, - разговорной терапией достичь очень трудно. Телесно-ориентированные виды психотерапии намного более эффективны в этом плане, - проблема в том, что жертва ненадлежащего обращения или отчуждена от своего тела, или не доверяет прикосновений к телу, эта лечебная тактика заблокирована. Поэтому направленное воображение остаётся средством выбора.

Пациент, который говорит терапевту, что его уволили с работы и в минуту глубокого расстройства он представил себе, что разговаривает с терапевтом, как будто на сессии, и представил, что бы ему терапевт сказал, и, задействуя самонаблюдение, тут же резюмирует, что "терапевт уже внутри" как интроект, - имеет сохранную способность оценивать реальность. Если пока не рефлексирует, как работает интроект "достаточно хорошего другого" во внутреннем мире, а просто опирается не него в минуту стресса, это такая детская вера в маму, которая будет рядом, искажённая способность адекватно оценивать реальность, невротический уровень "сниженной критики к своему состоянию".

Абъюзер по определению не имеет сохранной способности адекватно оценивать реальность. Он не боится ни уголовного преследования, ни огласки, ни Страшного суда, - считает себя в своём праве "что хочу, то и ворочу" и, суровым языком психиатрического учебника, находится во власти сверхценной идеи всемогущества (омнипотенции). Будет эта сверхценная идея локализована в какой-то сфере как бредовая продукция (в судебной - это будет кверулянт, сутяга, в изобретательской - изобретатель вечного двигателя, в межличностной - сектант, верящий в то, что он тайно управляет миром или ещё какой задвиг) или станет образом жизни, будет проживаться действенно в непосредственном отношении в самых разных сферах, от работы до хобби и от дружб до любви, для партнёров абъюзера не суть важно.

Суть - им приходится приспосабливаться к партнёру по общению с нарушенной способностью адекватно оценивать реальность и утраченной критикой к своему состоянию. Некоторые зарабатывают на подыгрывании, - если кверулянт богат, адвокаты пишут для него иски по пустым делам, изобретатель имеет наследство, то эксперты оформляют на его деньги заявки в патентные бюро, находятся и родственники и партнёры по бизнесу, которые подыгрывают идеям всемогущества (Полонский небезызвестный, яркий пример) и делают свои деньги на совместных проектах.

Чтобы сделать такой выбор (подыгрывать) у человека должны быть "сбиты настройки на можно и нельзя", определённым образом. Это или недостаток инстинкта самосохранения ("не связывайся с партнёром, у которого проблем больше, чем у тебя") или внутренняя вера в свою собственную исключительность и способность переиграть сумасшедшего (он рехнувшийся, а я рехнувшийся с половиной, - мешуга вэ-мешуга-ва-хэци, есть такое выражение в иврите).
Грамотным языком это называется отношениями по типу "проективной идентификации", и психолог, который не умеет их видеть - профнепригоден.

Официальная точка зрения состоит в том, что маленький ребёнок имеет в своём репертуаре только примитивные защиты. До трёх лет это незнание приличной части реалий жизни, - про секс, смерть, деньги дети двух лет обычно не знают, то есть это такое "естественное" "отрицание психотическое". Та же незамутнённость о существовании в мире секса, смерти и денежных отношений между людьми у тридцатилетнего будет воспринята как психотический статус, не укоренённость в реальности.
В три года появляется способность говорить о себе Я и мир разделяется на Я и не-Я, другие, появляется способность соотносить себя с другими и делить мир на Мы и Они сначала на материальной основе: знать кто чья мама, моя или не моя, чьи игрушки, мои или не мои. Когда появляется идея общего, совместного, то есть когда усложняется материальная культура, получает шанс и внутренний мир - на усложнение этой реальности вложенных друг в друга разноуровневых "мы".
Тридцатилетний, который не имеет представления об экономике страны, о налогах, которые "мы" направляем на медицину, страхование, армию, развитие образвания, который не понимает механизма создания политических партий - формы отстаивания своих интересов на уровне большой группы и разноуровневых "мы", лоббирующих свои интересы в национальном или государственном "мы", - воспринимается как "неразвитость, некультурность".

Диссоциация меньше всего исследована по понятным причинам, - чего мы не помним, о том мы не думаем и не говорим. Однако все дети амнезируют первый год жизни, редко кто помнит подробно второй год жизни, более менее чёткие воспоминания начинаются с трёх лет. Многие люди забывают свои сны сразу по пробуждении, - то есть эта часть внутренней жизни тоже "естественно присутствует" в каждом. Человека, который помнит всё, среди живых нет - поэтому люди придумали сначала письменность, потом компьютер и возможность хранить петабайты информации на внешних носителях :) Соответственно, с шести лет у ребёнка формируются над примитивными адаптивные способы психологической защиты (юмор, соподчинение целей, альтруизм, самонаблюдение). А у некоторых не формируются, - в силу отсутствия культуры у воспитателей, то есть человек не получает шанс на выбор между примитивными и надпримитивными способами справляться со стрессовыми нагрузками.

Преимущество человека в том, что он самообучаем. Вот почему как только мы делаем образование всеобщим, и учим всех читать и писать, - мы даём каждому шанс, возможность прочесть и научиться самому справляться со стрессом иначе, не как дошкольники, а как взрослые. Как только общество блокирует доступ к грамоте, мы получаем самовоспроизводство примитивных способов психологической защиты.

Чтобы систематизировать теоретический материал, полезно взять карандаш и лист бумаги, нарисовать дугу, - это границы другого человека, абъюзера. Под дугой написать Отрицание психотическое, Расщепление, Диссоциация, - именно репертуар психологических защит доступен непосредственному наблюдению. Именно он ближе всего к "внешнему слою" человека, по его словам и поступкам мы можем вынести клинически адекватное суждение о том, denial, split, amnisia действуют (патология в сфере восприятия, мышления или памяти в первооснове, если подумать. Поскольку высшие психические функции действуют согласованно, нет ничего удивительного в том, что в той или иной форме может проявляться и не-восприятие части опыта, и не-думание о части опыта, и не-помнение части опыта). Этот слой я назвала выше "примитивными, дезадаптивными психологическими защитами от эмоциональных перегрузок".

Эмоциональная сфера тесно связана с действием (э-моция, motion это движение), поэтому второй слой будет про импульс-контроль. Тут в каждом из трёх секторов может быть сильный-слабый-ригидный импульс-контроль, и соответственно девять классов абъюзеров.

Отрицание психотическое с сильным импульс-контролем даст вам садистку, которая превратила ребёнка в "нарциссическое расширение" и тиранит его дома, вдали от глаз окружающих, а на людях сдерживается.

Отрицание психотическое со слабым импульс-контролем даст вам разнузданного садиста-отца, который "строит" своих домашних где хочет и как хочет.

Отрицание психотическое с ригидным импульс-контролем даст непредсказуемые срывы родителя, те самые варианты с преследованиями с топором и прочее, которые "бывают редко, а так человек хороший".

Расщепление с сильным импульс-контролем даст вам тип ханжи, лицемера, - человека с раздельным мышлением. В "Золотом телёнке" таков тайный миллионер-предприниматель. Это не диссоциация, потому что главный герой помнит себя в обоих состояниях. Мужчины, живущие на две семьи и обманывающие обеих женщин, имеют то же самое внутреннее устройство, расщепление и сильный импульс-контроль. Они не болтают в одной семье о другой, и одновременно - выбирая женщину 1, отвергают женщину 2, а выбирая женщину 2, отвергают женщину 1.

Расщепление со слабым импульс-контролем даст вам пары, где люблю-не-могу и через некоторое время ненавижу-убью-гада, в непосредственной жизни проживаются противоположные чувства, аналогично люблю-её-не-могу и через некоторое время уходи-ты-мне-не-нужна, все эти любовные качели, которые так тяжело наблюдать со стороны окружающим.

Расщепление с ригидным импульс-контролем даст вам тип мучителя "кающийся грешник", у этого будут перемежаться святошество и срывы, ханжество и срывы. Он будет носить на руках и дарить цветы, а потом "сорвёт фьюз" и обложит матом, обязательно извинится-покается, чтобы получить прощение и восстановить чувство собственной хорошести, снова будет носить на руках, пока не обложит.

Диссоциация с сильным импульс-контролем, - это тип абъюзера, который легко находит себя в спецназе, боевых частях и других социально одобряемых убийственных занятиях. Они не помнят лиц тех, в кого стреляли, - психиатр если и видит их, то по поводу кошмаров, иногда память играет со снайперами злую шутку, и лица убитых приходят к ним во сне. Эти пациенты могут убить лечащего врача, как "контейнер" информации, которую "нельзя помнить". Есть такие, которые предпочитают загипнотизировать своего психиатра, а не убивать, но это тема для спецсеминаров, а не для открытых обсуждений в ЖЖ. Могу только сказать, что трудными для них являются кризисные годы, когда возникает тяга исповедаться, "сгрузить" груз с души, - решиться на исповедь им очень трудно, прошлое "стучится в душу".

Диссоциация со слабым импульс-контролем это более бытовой вариант, поехал куда-то в провоцирующую обстановку, из видео в интернете с удивлением узнал, что принимал участие в групповой оргии. Не помнит ничего, по возвращении вёл себя как обычно, виноватым себя не чувствует, ибо не имеет воспоминаний о том, как участвовал в сексуальных экспериментах. Этот мотив очень любят адвокаты преступников, но преступники не знают, какие маркеры такого состояния в тестах, так что психодиагностическое обследование быстро выявляет симулянтов. В более социализированной форме, такие пациенты пожалуются вам на то, что теряют даты, - то есть пишут 12-е число, когда на календарях у всех 14-е: эмоционально перегруженные стрессом сутки или двое "выпадают из памяти событийно" и "стоят, не двигаются на оси времени". Притом неважно, горе или счастье заставило время остановиться, парадоксальным образом знак эмоции не определяет ничего, только сверхинтенсивность переживаемого.

Диссоциация с ригидным импульс-контролем даёт киносценаристам сюжеты про немотивированные "перевоплощения" в "злодейку", которая "вдруг" проявила агрессию. В реальности чаще всего это будет диссоциативная фуга и отъезд за сотни километров в беспамятстве, на фоне стрессового события. Потом перещёлкнет, снова вспомнит, кто в обычной жизни, выйдет на связь, восстановит прежний образ жизни. Но "сбежавшая невеста, которая забыла, кто она и откуда" или порыв сбежать и забыть, это отголоски возможности прожить срыв импульс-контроля при диссоциации как ведущем защитном механизме.

Итак, мы нарисовали дугу, под ней три сектора - примитивные психологические защиты, наблюдательный клиницист легко выносит об этом адекватное суждение, под ней дуга эмоциональной сферы и импульс-контроля, - если пациент сотрудничает и есть данные анамнеза, то можно по фактам биографии предполагать один из девяти классов, под ней дуга критики к своему состоянию. Она определяется во время интервью, - не с каждым абъюзером есть возможность поговорить. Теоретически - критика к своему состоянию может быть утрачена, нарушена, искажена, сохранна. Практически - искажённой (невротического уровня) и сохранной критики у абъюзеров не бывает.

Рисуем полосочку "утрачена", - у всех девяти классов абъюзеров может быть абсолютная уверенность в собственной правоте и жить так, как он живёт, без тени сомнения.

Рисуем полосочку "нарушена", - у всех девяти классов абъюзеров может быть путаница внешнего и внутреннего мира.

Для того, чтобы ощущать собственное "нутро" здоровым, абъюзеру нужен партнёр с более лёгкой степенью утраты критики. Поскольку человек с сохранной критикой с абъюзером не свяжется, то в отношения с абъюзером вступит человек или с нарушенной способностью адекватно оценивать реальность (он легко поладит с утратившим), или с искажённой способностью адекватно оценивать реальность (он легко поладит с нарушенным). Этот тот самый "клик" двух людей, который даёт жертве превосходство в отношениях, она "нутром" знает, что "правильнее, здоровее и лучше" своего мучителя и в отношениях с ним служит ему "спасителем, опорой, проводником в мире реальности". Именно туда и идёт психотерапевт, если принимает решение вмешиваться.

С силой эго мы разобрались. Сфера супер-эго, сфера идеального Я и "что такое хорошо, что такое плохо" это нравственный стержень личности. Можно быть эмоционально сдержанным или разнузданным человеком, реагировать на события тем или иным защитным способом, суть человека его нравственность или безнравственность.

На уровне аморальности, - того, что в цикле постов про ненадлежащее обращение "То, чего не было" названо уровнем Людоед, - располагаются "злокачественные нарциссы", и злокачественными их эгоизм, ограниченность и недальновидность делаются именно из-за отсутствия ценности взаимности и "поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой". Они живут в отсеке сегодняшнего дня, по принципу "умри ты сегодня, а я завтра". Это антимир уголовников-рецидивистов, лиходеев и злодеев, если говорить русским литературным языком.

На том же уровне аморальности рядом с дефектным Людоедом располагается Палач, - это то же самое "злокачественное" отсутствие сформированного супер-эго, отягощённое сверх-ценной идеей права казнить и миловать других людей, идеей всемогущества. Оба некурабельны - то есть психотерапии не поддаются и лекарственному лечению тоже. Настроек нет как таковых, нечего настраивать, нравственный компас - ремешок без круглой коробочки на нём. Поддаются дрессировке, срабатывает "не хочу больше в тюрьму", избегание поведения, которое ограничивает удовольствие есть, спать, пить и гулять на свободе.

Между безнравственностью и нравственностью есть две формы нравственного нездоровья, грамотное название несформированность супер-эго. Я называла их в комментарии выше "сбитые настройки на можно и нельзя". Это ремешок и коробочка, где стрелка показывает на деления, которые сбились, - чаще всего из-за детства в семье с ненадлежащим обращением. Можно и нельзя усваивается из отношений в семье, где любить - это делать жизнь друг друга лучше, где взаимность обязательств и взаимность уважения прожиты и ощущаются естественно, как воздух, который есть всегда и всюду. Здоровое нравственное чувство заставляет человека отшатываться от аморальных людей из инстинкта самосохранения, грамотно это называется "контртрансференс на психопатов".

"Сбитые настройки на можно и нельзя" дают Плута и Одноглазого. Первый обманывает других к своей выгоде, скрывает одно и показывает другое. Второй с другими может быть честен, а вот самого себя - обманывает, потому что обманываться рад.

Алмаз алмазом режется, плут плутом губится, дурак дураком тушится, - есть такая поговорка. Плут рано или поздно встречает на своём жизненном пути человека, нарушенного по тому же паттерну, что и он, вступает с ним в отношения взаимной проективной идентификации, и в этих отношениях приходит к "большому бабаху отношений", который и становится отправной точкой переоценки ценностей и вопроса, не настроить ли нравственный компас. Рассказы о разбойниках, ушедших в скит, - сюжеты о таком нравственном перерождении.

Одноглазый, к сожалению, легко вступает в отношения с абъюзером, и теряет здоровье в них. Душевное и физическое.

Соответственно, первая работа, которую делает психотерапевт, когда слушает рассказ жертвы ненадлежащего обращения о том, что случилось с ней, - реконструирует посягателя и делает вывод о том, кто встретился на жизненном пути, Людоед, Палач, Плут или Одноглазый.

В ру_психолог был пост о десятилетней, которую изнасиловал вышедший из мест заключения уголовник, а потом разможзил ей голову о камень, - это Людоед. Клинически последствия абъюза, если абъюзер Людоед, легче - потому что для пострадавшей стороны однозначней всё. Люди так не делают, воплощение зла на жизненном пути, - нет никакой идентификации с агрессором.

Палач - самозванец, виновным человеком может признать только суд, и в суде каждый имеет право на адвоката. Невозможно быть одновременно судьёй и исполнителем наказания, судят и исполняют наказание разные люди. Казнить и миловать близких, как будто ты их судья и палач - это неправильно. Популярный сюжет "казнь жены за развод", где в роли прокурора, судьи и исполнителя наказания экс-муж, может исполнять и "утративший" способность адекватно оценивать реальность, и человек с "нарушенной" способностью оценивать реальность. Трагедия, которой мы все свидетели, это развод сенатора Слуцкера. Он казнил жену тем, что добился эмоционального отчуждения детей от неё. По непроверенным данным, в 48 лет она стала матерью близнецов, благодаря современной медицине, я искренне желаю здоровья и счастья, Ольга Слуцкер побывала в аду и вернулась наверх, к живым.

"Простить Людоеда" и "налаживать отношения с Палачом" это контртерапевтичные рекомендации.

Чтобы помочь жертве, действовать надо иначе, - к человеку с нарушенной способностью адекватно оценивать реальность нужен другой подход. Прежде всего, нужно восстановить способность адекватно оценивать реальность. Поскольку кнаружи и кнутри у человека смотрит один и тот же ум, первое, что нужно сделать - донести идею, что нравственное начало затронуто, повреждено, - именно поэтому не сработал инстинкт самосохранения и стали возможными отношения с абъюзером. Делается это с помощью терапевтических метафор, например таких (пример из диалога в сообществе, я процитирую свои реплики):

Представляйте старателей в тайге, далеко от жилья, один ранен, двое других несут его на руках к жилью, к людям. В направленном воображении с вами всегда двое других, надёжных, один умеет добывать ресурсы как мужчина-охотник: он добывает деньги, работу, информацию, другой умеет всё ладить по хозяйству, как крепкий хозяин: он готовит, проверяет благополучие здоровья, следит, чтобы всем было сытно, тепло и уютно. Трое прошли вместе многое, и два товарища третьего спасут и не бросят. Ваша задача сейчас - описать, как выглядит третий, кто это.

Популярная идея называет "внутренним ребёнком" состояние, в котором есть "хочу", желание любви, заботы и благ, - разумеется, это детское состояние несформированности представлений о "надо" и "должно", репрезентация несформированного супер-эго. Но жонглирование словами малоэффективно, "внутренний ребёнок боится остаться один" или "нуждается в защите", какими бы ни были слова, суть совершенно в другом, - человек понятия не имеет о "можно и нельзя", о том, что между людьми есть табу, "нельзя, потому что нельзя", и поэтому не думает даже сказать "Со мной так поступать нельзя" и уйти из отношений, где он теряет душевное и физическое, а часто и финансовое, и социальное, здоровье. Порой, - не только своё, но и своих родных, детей.

Вот эта слабость одной из сфер внутреннего мира и отражается в структуре (три персонажа, один из них ранен). Структура - это каркас, суть. Содержание, которым она наполняется, - отделка каркаса, - характерологическая.

В диалоге, который я начала цитировать, эта идея развивалась так:

Выжить на войне - восстановиться после войны - рассказать о войне. Это три этапа пути, вы сейчас на войне.

Можно и сдать назад, - если вы хотите поквитаться с ним и отомстить ему, скажите прямым текстом, придумаем как. Иногда отпустить прошлое мешает надежда выждать удобный случай и уничтожить источник боли.

Тогда добавьте в сюжет направленного воображения сойку или другую птицу, которая на плоту сидит у его головы и рассказывает ему, какой он был дурак, что сразу не понял, с кем связался.
(это вводится в действие механизм психологической защиты смещения, добавляется в репертуар более адаптивный механизм совладания с эмоцией, и агрессивность и мстительность по этому типу "смещения" на "птицу" проживаются)

Слова собеседника: В меня постоянно летит что я тупая нет не просто тупая, а ТУПАЯ тупица, лохушка с узким мирровозрением, у которой нет никаких интересов

А вы представляйте, что он лежит на спине на плоту и кричит это в сибирское небо, ветру и волнам. Хобби у него такое. Вы этого не слышите, вы идёте к людям и спасаете того, кто за добро платит добром, а не злом. (это вводится в действие психологическая защита отдаление, более адаптивная, из спектра помогающих справляться со стрессом, не утрачивая контакта с реальностью)

Одновременно задаются "расфокусированные" сущности: тайга, вода, берег, небо, - все они не имеют чётких очертаний, и погружение в мир таких образов "подтрансовывает"

Муж в этом направленном воображении - заклятый враг трёх старателей, это он совершил действия (стрелял, поставил капкан, подстроил яму или ещё что, вам виднее внутренним взором), из-за которых раненый неспособен идти сам.
Старатели его победили, представляйте плот, к плоту привязана балка, к балке привязан ваш муж, - оттолкните плот от берега, посмотрите как он уплывает вниз по течению под летним северным небом и растворяется вдали. Его нет, поток воды несёт его туда, где его следы затеряются, - а вам надо идти к людям.

(это косвенное внушение на "осталась одна" и "осталась не одна", ведь старателей трое в метафоре, - то самое "расколдовывание", парадоксальное противоречие, которое даёт свободу выйти из искажённого восприятия реальности "в сторону", увидеть "со стороны" свой невроз, вмешательство всегда строится как сшибка взаимоисключающих верований, но это технические вещи, в которые я не хотела бы здесь углубляться)

Вернуться муж не может, - на плоту против течения не выгребешь, ход реки сильнее его.

(суггестия, внушение на то, что нет силы, которая вернёт мужа обратно)

Сколько времени идти к людям, - ответ внутри вас, это всегда интуитивное знание, как и ощущение упадка сил у раненого, умирает он от кровотечения, истощён от голода, в лихорадке температурит или ещё как-то переживает последствия абъюза - болезненного обращения с ним, когда его потребности "отменяли", делали несуществующими.

(это из разговора с собеседником стало ясно, конкретика по классу абъюзера)

Техника эта работает по принципу "любое лекарство яд и любой яд - лекарство". Раз у человека нарушена способность адекватно оценивать реальность и он путает внешнюю реальность и внутреннюю реальность, склонен фантазировать и представлять себя в воображаемых обстоятельствах "погибну одна без абъюзера", психотерапевт разрешает фантазировать сколько человек хочет, но меняет содержание фантазии на сюжет, работающий на укрепление чувства "я могу", agency, работающий на ощущение безопасности вдали от абъюзера и работающий на применение более адаптивных защит.

Смысл вмешательства продиктован знанием, что иногда у жертвы хватает решимости или отчаяния или денег только на один визит, второго может не быть. С собой человеку нужно дать что-то, что будет работать на приращение его внутреннего ресурса, - даже когда психотерапевта не будет в досягаемости. Дать сразу.

Спасибо за внимание.


Tags: website, Консультации on-line
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments