m_d_n (m_d_n) wrote,
m_d_n
m_d_n

Categories:

Исследование педофилов

Выборка в 103 человека, РФ

Радченко, Надежда Анатольевна :: 2003 :: Москва

Клинико-социальная характеристика и судебно-психиатрическая оценка лиц, совершивших противоправные сексуальные действия в отношении несовершеннолетних

Медицинские Диссертации http://medical-diss.com/medicina/kliniko-sotsialnaya-harakteristika-i-sudebno-psihiatricheskaya-otsenka-lits-sovershivshih-protivopravnye-seksualnye-deyst#ixzz3JYD6JVb1

Первую группу составили 49 человек, которым в соответствии с критериями МКБ-10 устанавливался диагноз парафилии - расстройства сексуального предпочтения в форме педофилии, а также множественного расстройства сексуального предпочтения с ведущим педофильным компонентом.

Во вторую группу вошло 54 человека, которые совершили сексуальные противоправные действия в отношении несовершеннолетних, однако диагноз парафилии в соответствии с критериями МКБ -10 им установлен не был.



С учетом выявленных предиспозиционных факторов, дизонтогенетических особенностей, клинических проявлений, были выделены механизмы формирования аномального сексуального поведения в отношении детей в исследуемых группах.
Для лиц с парафилиями было характерно нарушение всех этапов психосексуального развития. Этап формирования базовой половой идентичности характеризовался неблагоприятным протеканием внутриутробного развития с нарушением половой дифференцировки головного мозга; патологией интранатального периода, постнатальными нарушениями в виде гипоталамо-гипофизарных расстройств, ретардации моторного и психического развития; нарушением интериоризации мужской половой роли на когнитивном уровне; этап формирования полоролевых стереотипов -трудностями процесса социализации, формирования навыков коммуникации и эмпатии, наличием сексуальных притязаний, нарушением интериоризации мужской половой роли; этап формирования психосексуальных ориентации -дисгармоничным сексуальным развитием с тенденцией к опережению психосексуального развития, ранней сексуализацией поведения, выраженными нарушениями половой идентичности, задержкой психического развития (психический инфантилизм), сочетающейся с нестабильностью образа «Я», стремлением к идентификации с образом ребенка, что, в ряде случаев, уже в подростковом возрасте приводило к формированию расстройств влечений, как несексуального, так и сексуального характера. При наличии сексуальных притязаний в детском возрасте, может происходить фиксация объекта сексуального влечения по механизму «импринтинга», с дальнейшим формированием стойкого парафильного синдрома. В некоторых случаях, при эгодистоническом варианте парафилии, испытуемые стремятся к «компенсации» имеющихся расстройств за счет принятия социально приемлемых форм поведения (вступление в брак, педагогическая деятельность), однако, на идеаторном уровне в качестве идеального сексуального партнера продолжает доминировать незрелый объект и под воздействием психогенно травмирующих и/или экзогенных факторов легко возникает сексуальная и психическая дезадаптация и происходит реализация парафильного влечения. В целом, можно говорить о том, что в основе аномального поведения этого контингента лиц лежит полоролевой конфликт, который в большинстве случаев разрешается ими внутриличностно, за счет «принятия свой идентичности» на когнитивном уровне и идентификации с объектом сексуального влечения, поэтому выбор партнера и способ взаимодействия с ним обусловлен стремлением к стабилизации устойчивости образа «Я» за счет взаимодействия с сексуальным объектом менее зрелым, по сравнению с нормативным, более безопасным в психологическом плане и более прогнозируемым.

В основе формирования аномального сексуального поведения подэкспертных без парафилий лежат факторы, во многом схожие с таковыми у лиц с парафилиями. Так, этап формирования базовой половой идентичности характеризовался нарушением половой дифференцировки головного мозга, трудностями интериоризации мужской половой роли на эмоциональном уровне, причем, в большей степени обусловленными микросоциальными, нежели органическими факторами; эмоциональная депривация и фрустрация, нарушения коммуникации со сверстниками и выбора объекта референции, расстройства эмпатии характеризовали этап формирования полоролевых стереотипов; формирование психосексуальных ориентации проходило на фоне ретардации психосексуального развития. Однако, разрешение полоролевого конфликта осуществляется у этих испытуемых на эмоциональном уровне, за счет выработки гиперкомпенсаторных механизмов. реализуя их в межпартперских отношениях. Их аномальное поведение выполняет функцию «повышения самооценки» путем построения взаимодействия с партнером в рамках жесткого стереотипа. В этом варианте выражена фиксированность именно на способе реализации, на стереотипах поведения, отражающих, прежде всего внешнюю, атрибутивную сторону маскулинности, что и определяет построение контакта в ситуации, требующей участия полоролевых стереотипов, со стремлением занять в нем доминирующую позицию.

На основании результатов исследования были выделены четыре механизма аномального сексуального поведения в отношении детей у лиц, не страдающих расстройством сексуального влечения.

1. Транзиторное девиантное сексуальное поведение у лиц подросткового возраста, обусловленное реакциями имитации и гиперкомпенсации. Среди патобиологических факторов развития отмечались: наследственная отягощенность алкоголизмом, неблагоприятное протекание первого триместра беременности, преждевременные роды. Микросоциальные факторы были представлены гипоопекой, безнадзорностью, в связи с чем еще в допубертатном возрасте имело место делинквентное поведение (алкоголизация, раннее курение, кражи). Для этих испытуемых было характерно наличие признаков гармоничного (психофизического) или дисгармоничного (физического) инфантилизма, в ряде случаев отмечались признаки раннего органического поражения головного мозга и патохарактерологическое формирование личности. Сексуальная сфера характеризовалась наличием признаков тотальной задержки пубертатного развития. Для этих подэкспертных было характерно совершение правонарушения в группе, с применением насилия, в отношении преимущественно гомосексуального педофильного объекта. Реже противоправные сексуальные действия совершались индивидуально, жертвой деликта в этих случаях становился гетеросексуальный педо-эфебофильный объект. Пубертатный период для этой подгруппы является «первым кризисом полоролевой идентичности», а их девиантное поведение можно рассматривать в рамках реакции гиперкомпенсации (деликт совершен индивидуально) или реакции имитации поведения асоциальной группы (деликт совершен в группе), в среде которой подросток стремится к утверждению своей маскулинности. В силу формальности и атрибутивности восприятия образа мужчины, проявлениями маскулинности для них становятся ранняя алкоголизация, курение, а также транзиторное аномальное сексуальное поведение по отношению к незрелому объекту, позволяющему реализовывать доминантную стратегию поведения.

2. "Переадресация" сексуальной активности на детей вследствие психопатологических расстройств с доминированием бредоподобных идей эротического характера. Характерным для этой подгруппы испытуемых было искажение полоролевой идентичности, дисгармония сексуального развития, наличие интермитгирующих функциональных расстройств сексуальной сферы, которые сопровождались психологической неудовлетворенностью в сексуальных контактах с партнерами противоположного пола, обусловливали хроническую психогению и приводили к появлению ипохондрических идей, сверхценной фиксации на сексуальной сфере. Сексуальный деликт был представлен сексуальными насильственными и ненасильственными действиями в отношении гетеросексуального эфебофильного объекта, причем жертвами, как правило, становились родные или приемные дети. Большинство подэкспертных этой подгруппы занимали доминирующую позицию в семье, конфликтные отношения с женой были обусловлены наличием у них паранойяльных идей ревности и неприязненного отношения к ней. в том числе, как к сексуальному объекту. Выбор объекта сексуальных притязаний из ближайшего окружения (собственной семьи) был обусловлен искажением полоролевой идентичности и трудностями коммуникации со зрелым гетеросексуальным объектом. Испытуемые с подчиненного ролью в семье характеризовались шизоидными личностными чертами. постпубертатными дисморфофобическими расстройствами, негативным восприятием собственного телесного облика, обусловливающими ощущение собственной ущербности и малоценности. что препятствовало возможности осуществления доминантной стратегии поведения со зрелым гетеросексуальным объектом. На этом фоне нередко возникали функциональные сексуальные расстройства, вследствие чего они прибегали к заместительной мастурбации, «вызывая» у себя фантазии, в которых занимали доминирующую роль в отношении незрелого объекта. Реализация аномального сексуального поведения у обследованных этой подгруппы была обусловлена наличием бредоподобных идей эротического характера, когда испытуемые воспринимали собственных детей как неродных и более взрослых, приписывали им стремление к сексуальным контактам, объясняли правонарушение сексуальной провокацией со стороны потерпевших, распространяли негативное отношение к жене на женщин в целом и переносили сексуальную активность на детей, как «более невинных и чистых», по сравнению со зрелыми женщинами.

3. Аномальное сексуачьное поведение в отношении детей вследствие "кризиса полоролевой идентичности " инволюционного периода. Предпосылками конфликтности сексуальной сферы этих испытуемых явились искажение полоролевой идентичности и тотальная задержка сексуального развития. Для подэкспертных этой подгруппы были характерны трудности коммуникации со сверстниками и лицами противоположного пола в пре- и пубертатном возрасте, дисморфофобические расстройства подросткового периода. Ввиду того, что сексуальное развитие этого контингента лиц было ретардированным. инволюционные изменения возникали, в ряде случаев, уже в возрасте 35-40 лет. особенно на фоне злоупотребления алкоголем. Для них было характерно совершение ненасильственных эротических, символических и, реже, сексуальных действий в отношении гетеро- и гомосексуального педофильного объекта. Инволюционное снижение сексуальности приводит к обострению полоролевого конфликта - «второму полоролевому кризису». Выбор незрелого сексуального объекта в этих случаях обусловлен, либо возможностью реализации в отношении него «незрелой» эротической активности и выражения тем самым свой сексуальности, которая вследствие снижения сексуального либидо регрессирует на эрото-платоническую стадию, либо является доя них способом избегания неудачи при сексуальных контактах со зрелым гетеросексуальным объектом и осуществления доминантной стратегии поведения, что способствует разрешению полоролевого конфликта и стабилизации внутреннего состояния.

4. «Смещение» сексуальной активности на несовершеннолетних в рамках временных состояний нарушения психической деятельности. Полоролевой конфликт обусловлен прежде всего искажением половой идентичности и нарушением (ретардацией или дисгармонией) пубертатного развития. Стабилизация его осуществляется за счет гиперкомпенсаторных механизмов (просоциальных и асоциальных). Экзогенно органические факторы или психогении способствуют «срыву» защитных механизмов и актуализации полоролевого конфликта. Для обследованных этой подгруппы было характерно совершение насильственных, агрессивных (вплоть до убийства) сексуальных действий, а также символических действий в отношении гетеро- и гомосексуатьного педо-эфебофильного объекта. Наиболее часто данный механизм выявлялся в рамках псевдопарафильного синдрома, когда реализация аномальной сексуальной активности в отношении детей осуществлялась вследствие «смещения активности» в состоянии нарушенного сознания (атипичное опьянение, сумеречное расстройство сознания, диссоциативное расстройство сознания в виде транса).

Tags: Экспертиза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments