m_d_n (m_d_n) wrote,
m_d_n
m_d_n

Categories:

Истории из жизни психологов

В продолжение http://m-d-n.livejournal.com/683622.html

А тем, у кого нет тысячи рублей, предоставлю возможность прочесть три отрывка, - перепубликую их здесь из разных подзамочных мест, где раньше давала отрывки.

© О.В. Бермант-Полякова, 2009
Молочные реки, кисейные берега. Из жизни психологов. Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные

Кисейные берега, - ироничное название для кисейных барышень, которые пришли в профессию. Молочные реки, кисельные берега - это мечта о процветающей частной практике, которая возникнет без труда молодого специалиста, сама собой.

1/12 Ваши намерения
2/12 Ваш старт
3/12 Ваши первые действия
4/12 Ваши трудности
5/12 Ваши активы
6/12 Ваш техосмотр
7/12 Ваш успех
8/12 Ваши решения
9/12 Ваши конкуренты
10/12 Как продавать
11/12 Как работать
12/12 Как отдыхать

Однажды на Одноклассниках мне написали в личную почту: «Ольга Викторовна, можно задать вам вопрос личного характера? У вас были моменты отчаяния и ощущения, что дело не идёт, когда вы раскручивали себя, как психотерапевта?», на что я ответила: «Моменты отчаяния у меня были, когда дочка умирала в реанимации. В работе нужно знать, как решать задачи, которые перед вами стоят, а не отчаиваться.»

Вы думаете, в ответ я услышала вопрос «Какие задачи приходится решать в первые (дни, недели, месяцы, годы) самостоятельной работы?» Как бы не так. За две недели общения с психологами / начинающими психотерапевтами там же на форуме НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК на задал мне ни одного ориентирующего или проясняющего вопроса. В конце концов я сформулировала сама: «Как из 2-3 клиентов сделать 10-12 клиентов?» и сама же на свой вопрос ответила.

Обобщая опыт пяти бесед на сайте, могу сказать, что начинающие психологи:

(1) руководствуются фантазиями о работе психотерапевта, а не реалистичными представлениями,
(2) думают «психология это моё призвание», «в профессии я могу личностно развиваться», вместо «психологией я зарабатываю деньги»,
(3) понятия не имеют, на каком этапе находится их частная практика, какие задачи решаются на данном этапе и как те же самые задачи разрешили их коллеги,
(4) сосредоточены на вопросе о месте работы (где работать), вместо вопросов о людях (с кем работать и каковы потребности клиентов, которые психолог может удовлетворить, заработав на этом хорошие деньги),
(5) продавать себя не умеют и, самое парадоксальное, не хотят (!),
(6) проявляют поражающую воображение изобретательность, иллюстрируя всё новыми и новыми примерами тезис «на соседской лужайке трава всегда зеленее», а у коллег клиенты богаче, обращений больше, щи гуще и каша жирнее, вместо того, чтобы формулировать проясняющие вопросы, и наконец,
(7) многих нужных для структурирования частной практики вещей (контакт-лист, тайминг и прочее) не знают, ибо в университете organizing не преподают.
[Spoiler (click to open)]
Сразу скажу, что contracting, - договор с супервизором сроком на год, в объёме десяти-двенадцати встреч, - имеет к тому, о чём я буду писать, лишь косвенное отношение. На супервизии раскрываются глубинные, в том числе и судьбоаналитические аспекты происходящего, обсуждаются разные, от диагностических, до технических, проблемы в отношениях с клиентами, и среди прочего разбираются вопросы о том, где, чем, как и у кого этих клиентов брать, собственно. По контрасту с академизмом предыдущего семестра, когда мы занимались ISTA, вы будете читать в выпусках story telling, ибо сторителлинг, ЧТОБ ВЫ БЫЛИ ЗДОРОВЫ, первое умение, которым должен владеть психолог фри-лансер.

Пиар вам никто лучше вас не сделает, мечты о продюсере, который «раскрутит» вас, и об антрепренере, который «подгонит вам клиентуру», а вы с ним поделитесь, оставьте студентам первого курса, которые начинают путь в профессию. Вы уже в профессии. Разницу между самораскрытием и самопредъявлением (управлением впечатлением) уже знаете, как рекламировать свои услуги, уже представляете, на каких сильных сторонах выстраивать свою имиджевую рекламу, уже определили, опыта мало, а оборотные средства часто недостаточны, и нет уверенности, какой именно носитель выбрать, чтобы донести информацию до клиента, - вот уровень, которого я от вас ожидаю, когда начинаю летний цикл сторителлинг-выпусков.

Сторителлинг (story telling - от англ. рассказывание истории) - это способ передачи информации, знаний и ценностей компании через истории, подробные рассказы и образы, которые обращены на эмоции и образное мышление. Как правило, рассказываемая история несет в себе «мораль», демонстрирует на примере, как надо и как не надо поступать. Основоположником «сторителлинга» в его нынешнем понимании считается Дэвид Армстронг, изложивший эту концепцию в книге "Managing by Storying Around".

Хорошая история подобна сценарию, в ней есть драматургия. Сначала вступление, то есть описание ситуации и предыстория событий. Далее, основная часть - рассказ о том, что было предпринято для решения проблемы. И в заключение - несколько слов о том, чем все закончилось. В истории действует персонаж, в жизни персонажа происходят изменения, обстоятельства действия узнаваемы, и наконец, события всегда конкретны и легко представимы.

Выписывайте определение, приведённое выше, на карточку, я убедилась, что вам такие банальные вещи нужно писать прямым текстом. Заведите коробку, выписывайте вопросы, факты, наблюдения, определения, всё, что вы считаете важным для вашего дела, на карточки и храните в этой коробке. В минуты хандры открывайте коробку и перечитывайте выписки. Или вы сами мотивируете себя на работу, или не работайте фри-ланс, пусть вас мотивирует на труд ваше начальство. Если вы скажете мне, что всегда веселы, как жизнерадостный рахит и минут хандры у вас нет, я улыбнусь психоаналитически нейтральной четверть-улыбкой, - меня выдрессировали на такие вещи, - и комментировать заявление не стану. Настанет время, найдёте силы, сами признаетесь, что минуты хандры у вас есть, я подожду.

«Опытный клиницист исследует свой ход мысли, постоянно отделяя занние от источника знания и контекста, в котором оно было сформировано». Автоцитата. Опытный фри-лансер думает о том, что делает, и каждый месяц проводит check-up, подводя промежуточные итоги работы по критериям, которые определены заранее. Критерии эти я вам обязательно расскажу, но прежде позвольте обрисовать контекст, в котором сформировано знание, которым я буду делиться в летних выпусках (об этом Введение), а затем уже рассказать историю «Маша»:

© О.В. Бермант-Полякова, 2009
Молочные реки, кисейные берега. Из жизни психологов. Пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные

Введение

Психологов у нас в городке на 60,000 населения (что сравнимо с жилмассивом крупного города, я думаю) больше полусотни, из них пятеро мужчин и сорок пять женщин. «Как собак нерезаных», - сказали бы в России, только в нашем городе нет бродячих собак или кошек, только лисы, - они прибегают иногда на окраины из заповедного леса, что за городом, подхарчиться. Поэтому правильнее будет сказать, что психологов у нас, как соек в парках, немеряно.

Все мужчины, - офицеры-отставники, служили психологами в армии, а сейчас работают на потоке пациентов из Министерства обороны, часть в диагностическом центре, часть в центре семейной терапии. В диагностическом центре сидит «на тестах» бывший главный психолог службы отбора в элитные военно-воздушные части, - это называется «симуляция отборочного экзамена» для тех, кто мечтает служить в армии лётчиком. Поскольку коттеджный городок у нас полувоенный, где к востоку – генеральский жилищный кооператив, к западу районы кадровых офицеров попроще, к северу все подряд, к югу нью-йоркские биржевые брокеры, зализывающие раны финансового кризиса на исторической родине в новообретённых коттеджах, - желающие пройти армейские тесты «у самого имярек» всегда есть. Да он и правда собаку на этом деле съел и наверняка знает, пройдёт кандидат отбор или нет.

Русский психиатр, который принимает у нас в Модиине, иногда снимает у «семейщиков» в клинике кабинет на почасовку. Я предпочитаю иметь дело с семейной парой физиотерапевтов и брать кабинет на почасовку у них в клинике, - у «семейщиков» секретариат ведёт баба, с которой у нас взаимная непереносимость. Мысль, что 99% вопросов можно решить по телефону или факсу, не задерживается в её голове, и не говорите, что я не пыталась. Она не умеет оформлять платёжные документы СРАЗУ в присутствии клиента, я не умею держать в уме, что два месяца назад мы что-то там НЕДО-оформили, созваниваться три раза, чтобы наконец договориться «подъехать и посмотреть» (!) и в итоге звонить её шефу, чтобы, наконец, оформить. Шеф живёт на соседней с моей улице. Сменить её нельзя, - это сестра сослуживца одного из учредителей центра, она когда-то тоже служила и никогда не путает, кто какой кофе пьёт. Надо отдать ей должное, она СРАЗУ запомнила, что я «русия» (ударение на последнем слоге) и пью на встрече не кофе, а чай. Как вы уже поняли, сотрудничать нам всё равно приходится, - потому что в армии «семейщики» получили однобокий профессиональный опыт и время от времени, когда их доводят до ручки психопаты, они зовут меня посупервизировать им «проблемс», а психопаты, возьмусь утверждать, моя судьбоаналитическая специализация.

Физиотерапевт с женой такие же фри-лансеры, как и я. Почасовка у них нужна мне для приёма пациентов, которых я не хочу приглашать в свою клинику - и back-office и front-office это половина дома, где я живу – а дело делать надо, экспертизы по общественной опасности убийц и насильников, сексуальным отклонениям извращенцев и клевета экс-жён на экс-мужей про растление детей, - часть моей работы как психодиагноста. Если вы работаете с частной клиентурой, вы всеядны, и другого выбора, кроме как разделять во времени и пространстве два-три потока, я не вижу: туристы из России на second opinion, подэкспертные, лондонский менеджмент, секс-меньшинства и средний класс с проблемами детей и супружеских отношений плохо представимы в одной приёмной...

После бракоразводного процесса я предпочитаю вкладывать деньги не в пассивы, а в активы, езжу по делам не на серебристой Volvo, как раньше, а на такси, за что меня справедливо называют «эксцентричная русская». Из женщин-психологов работают как я, то есть имеют нагрузку в десять-пятнадцать пациентов и больше, ПЯТЕРО. Остальные трудятся неполный день на госслужбе за символическую плату, воспитывают детей, руководят филиппинкой-домработницей и встречаются за завтраком на террасе у бассейна в «генеральском» фитнес-центре.

В группе «Альянс психологов» на Одноклассниках мне не раз и не два приходилось слышать, что в Израиле больше платёжеспособных клиентов, более популярно обращение к психологу, «трава зеленее» и так далее. По мнению модиинских коллег, моя частная практика выглядит, как типичная соседская трава потому, что у меня есть русский язык. Русскоговорящих в Израиле миллион из пяти миллионов еврейского населения (есть ещё и арабское, и бедуинское), а практикующих психологов для взрослых, говорящих по-русски, - Ясская в Хайфе, Добрович в Бат-Яме, Черниховская в Иерусалиме и Бермант-Полякова в Модиине, потому мы и процветаем (Сразу скажу, что лично мне известы триста русскоговорящих пси-профи, и большинство ведут частно в лучшем случае двух-трёх пациентов, работая неполный день на госслужбе). Везде одно и то же, и у вас, и у нас, ни язык, ни страна не являются определяющими, уясните это наконец. В пустыне среди барханов психологу, наверное, сложно заработать, а в городе, среди людей, каждый, кто хочет работать, работает. Теперь мораль.

Мораль. Работа – то, что приносит деньги в дом. Хобби – то, что уносит деньги из дома. Скажите, положа руку на сердце, психология для вас работа или хобби?

Если вы ответили «работа»: довольны ли вы тем, сколько зарабатываете?
Если вы ответили «хобби»: позволено ли вашему мужу и детям тратить на свои хобби столько же денег, сколько вы тратите на психологию?

Бермант-Полякова О.В.

«Проблемы начинающих путь в профессии»
Из жизни психологов, что пришли в профессию, встали и стоят, не зная, что в ней дальше делать. Имена изменены, события подлинные.

Из главы 1/12

«Маша»

Маша (имя изменено) – психолог и живёт со мной в одном городе. Она отучилась пять лет в университете, потом прошла специализацию по возрастной психологии (три года), педагогической (два года), клинической (два года), юнгианской терапии (два года), семейной терапии (два года) и сейчас проходит обучение на групп-аналитика (третий год). Муж Маши занимается бизнесом и, когда Маша захотела открыть в городе свой психологический центр, жену поддержал.

Два месяца Маша вместе с агентом по недвижимости подбирала помещение, потом, когда был заключён договор (600 долл в месяц аренда плюс 200 долл мунициального налога), обживала четырёхкомнатную квартиру. Кое-что дали друзья, кое-что принесли из дома, словом, на приёмную и один кабинет хватило, а две других комнаты стояли пустыми, и Маша дала объявление в местной газете: «Ищу партнёров в клинику».

Первой откликнулась Наташа, косметолог. Она тоже была новичком и не имела своей клиентуры. Маше не понравилась её профессия, и партнёрство не сложилось. Вторым позвонил Костя, гомеопат с потоком на тридцать приёмов в неделю, он искал помещение, где уже сидит секретарь. Гомеопат был Маше симпатичнее косметолога, и она пригласила Костю переговоры. Узнав, что секретарша не предусмотрена, Костя не стал расстраиваться и спросил, может ли Маша отвечать на звонки, тем более что своих клиентов у неё был хорошо если один в неделю. Маша сочла его хамом и продолжать переговоры не стала. Семейный психотерапевт Катя не собиралась меблировать пустующие комнаты в Машиной клинике и предложила Маше купить мебель самой. Следующую дюжину позвольте пропустить, они все были отвергнуты по разным причинам.

Поиск партнёров через газету, обсуждение планов с подругами и переговоры отнимали у Маши львиную долю рабочего времени. Когда арендная плата за пустующую квариртиру перевалила за 8 тыс долларов, тот, кто проплачивал всё это удовольствие, - муж, - заинтересовался происходящим. В таком заинтересованном состоянии он вынул из кармана следующие 4 тыс долларов, положив в карман 500 долларов за терапию одного клиента и 1000 долларов за одну экспертизу, которую сделала Маша за это время, сидя в клинике.

Маша арендовала помещение на улице Сияния, 46, а уже знакомая вам семейная пара физиотерапевтов сдавала на почасовку этаж, поделенный на кабинеты, в своём трёхэтажном коттедже на улице Сияния, 48. Поскольку мораль, - в работе фри-ланс многое решают личные отношения, - вы наверняка уже извлекли из введения, не стану подробно останавливаться на этом моменте.

Муж решил такие личные отношения с соседями завязать. Мне неизвестны подробности разговора между Физиотерапевтом и Мужем, известна суть: первый предложил второму снимать Маше его помещение за стандартные 10 долларов в час, и привёл как пример «чистой публики» меня, психолога-почасовика. Муж зашёл взглянуть на помещение, увидел на стойке визитные карточки, взял себе и вечером мне позвонил, - чтобы предложить перейти от физиотерапевта в клинику к Маше.

Мораль: в делах ставьте во главу угла собственные интересы.

Мораль: предлагайте свои услуги каждому потенциальному клиенту.

Напоминаю про карточки в коробке: выписывайте, выписывайте.

Я договорилась пообедать с Машей и её мужем перед работой в ресторане по улице Сияния, 24. Мы рассказали друг другу, где каждая училась, что умеет делать хорошо и что любит делать, я выслушала Машин увлечённый рассказ о поиске партнёров и сделала вывод о том, что она ищет родню, с которой собирается жить долго и счастливо в клинике, оплачиваемой за счёт другого бизнеса. Было неясно, как долго останется затуманенным разум её мужа, то есть перспективы этого безнадёжного дела. Маше я прямо сказала, что клинику начинать надо не со стен, а с перенаправления на неё потока клиентуры, а работать пока можно и в одной из комнат её 8-комнатного коттеджа, и что в псевдо-семейных отношениях с ней я не заинтересована.

То, что муж позвонил на следующий день и захотел обсудить проблемы Машиной клиники в разговоре по телефону на правах «знакомого», НАХАЛЯВУ, вы, я думаю, уже догадались. Из вчерашних разговоров за обедом я поняла, что у супругов один сын и все попытки родить ещё детей заканчивались неудачно, собственно после выкидышей Маша и уходила из специализации в специализацию, и мужским чувством вины за то, что он «не может дать ей ещё одного ребёнка», финансируется вся авантюра с собственной клиникой Маши. Здесь уместна мораль:

Мораль: не связывайся с партнёром, у которого проблем больше, чем у тебя.

Будь муж Маши клиентом А-класса (об этом в следующих выпусках), я бы с ним нахаляву обязательно побеседовала. Ибо столь ценные кадры не каждый день встречаются. Однако муж Маши ни словом не упоминал о других людях, которые делают что-то полезное для других людей, и на клиента А-класса с самого начала не тянул, поэтому я перевела общение с ним в сугубо деловой формат и озвучила цену за консультацию.

Вопрос: каким, по-вашему, был следующий поступок мужа?

Если вы ответили «Он позвонил ещё раз под другим предлогом», - тех, кто звонит и не платит, я называю клиентами класса С.
Если вы ответили «Он пришёл на платную консультацию», - тех, кто приходит и платит, я называю клиентами класса В.
Если вы ответили «Он пригласил меня пообедать с ним без Маши», - несвободных собственников бизнеса, которые хотят перевести отношения из профессионального в личный план, предлагая вам выступить в амплуа «психологической жены», а потом и любовницы, нужно сразу ставить на место.
Просите за ваши консультации 3-5% акций его фирмы, - и обещайте, что будете разговаривать с ним по телефону когда он хочет и сколько он хочет, как соучредители бизнеса. Обычно такое заявление действует на собеседника отрезвляюще.
Как супервизор скажу вам, что покровительство несвободного мужчины, секс с ним, не говоря уже про роман, это эдипальная динамика, которая принесёт в вашу жизнь эмоциональные проблемы. Стоит ли овчинка выделки, а продажа независимости – полученного соучредительства, решать вам.
Tags: Добром за добро
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments